Пока западные страны встречали Рождество, забыв на время о политике (в особенности о внешней), Москва объявила, что ее всестороннее военное присутствие на территории Сирии, в восточной части Средиземного моря между Ираком, Иорданией, Израилем, Ливаном, входящим в ЕС Кипром и остающейся в рядах НАТО Турцией, превратится из временного в постоянное. Рождество в России отмечают в январе.


Россия подписала договоры с сирийским режимом Башара Асада о своем постоянном военном присутствии уже некоторое время назад, но сейчас президент Владимир Путин их ратифицировал. Одновременно он утвердил детальные планы размещения российских сил на двух основных базах, которые Москва задействовала во время сирийской операции: в городе Тартус на Средиземном море и в окрестностях города Латакия. Российский флот уже давно имел право пользоваться портом в Тартусе, но раньше не находился там на постоянной основе.


Новый договор позволит россиянам расширить эту базу, а одновременно получить доступ ко всем другим сирийским морским портам. Помимо военного флота и авиации, у России останутся в Сирии сухопутные силы и подразделения специального назначения. Они будут охранять базы и, возможно, займутся решением других, более смелых задач.


Никакого постоянного российского военного присутствия на Средиземном море не было бы, если бы Запад активнее поддержал прозападные (не связанные с джихадистами) сирийские повстанческие силы, в том числе курдов, и не дал появиться геополитическому вакууму, который сейчас заполняют Россия и Иран. Кошмарный сон западных, а в особенности натовских политиков и стратегов сбылся с их собственного молчаливого согласия: в 2018 году Тартус и Латакия на много лет или даже десятилетий перейдут в российские руки. Точнее, виноваты во всем политики: приход геополитического Святого Николая спровоцировали именно они, ведь стратеги не имеют права принимать решений.


Этот «подарок» перечеркивает часть тех геополитических и геостратегических преимуществ, которые Альянс приобрел, приняв в свои ряды Черногорию и перекрыв России потенциальный путь к средиземноморскому побережью Европы. Однако средиземноморское побережье Азии тоже играет важную роль, а Тартус отделяет от Гибралтара и Атлантического океана всего 2000 морских миль.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.