В государственных коридорах зреет измена. Настоящая, серьезная. Настолько серьезная, что в случае смены власти вся правительственная верхушка «Грузинской мечты» должна будет, и рано или поздно пойдет на нары лет на 20. Пока ничего не произошло. Пока государственная измена не случилась, и пока Грузией правит законно избранное правительство, а не оккупационная администрация или банда узурпаторов. Возможно, в конце концов, ничего и не произойдет. Однако сам факт, что об этом начали говорить открыто — уже внушает опасения.


Грузия подписала соглашение с некоей швейцарской компанией о том, что на нее может быть возложено обязательство контролировать грузопоток на неконтролируемых Тбилиси участках границы с Россией — на реке Псоу, и у Рокского туннеля. Подписанный документ сопровождается обильными речевками, цель которых убедить народонаселение в том, что в этом соглашении нет ничего такого, что противоречило бы интересам Грузии. Премьер-министр даже заявил, что эти «коридоры» не будут использоваться для транзита «за исключением отдельных форс-мажорных случаев, когда невозможно будет использование уже имеющихся маршрутов». Очень опасное допущение, если учитывать, что ситуацию на Крестовом перевале при желании каждый день можно назвать «форс-мажорной».


Этого оказалось недостаточно, и министр иностранных дел по глупости поправил премьер-министра, заявив, что «не в форс-мажорных обстоятельствах, а на постоянной основе». И при этом выглядел вполне удовлетворенным, будто сделал большое, и полезное дело. На самом деле все это не имеет никакого значения — детали возможного соглашения — дело десятое, и главное от них не меняется. На сегодняшний день между превращением «Грузинской мечты» из слабого, некомпетентного, но законного и легитимного правительства в банду государственных изменников — стоит единственное обстоятельство — судя по всему Россия не намерена подписывать соглашение в нынешнем варианте.


Преступлением является не та или иная версия соглашения о коридорах, не те или иные его пункты — преступлением является само допущение того, что государство добровольно отказывается от функции контроля над границей, и передает его непонятно кому. Грузинское правительство, которое соглашается на транзит товаров через границу, контролируемую какими-то швейцарскими специалистами, которых через несколько дней после появления на границе либо купят, либо будут открыто игнорировать, уже — правительство государственных преступников, по которым плачет длительный срок.


При этом совершенно без разницы, что будет записано в соглашении. Никакие швейцарцы не могут заменить на Псоу или Рокском перевале грузинскую таможню или пограничников. Если кто-то этого не понимает — тем хуже для народонаселения, которое его терпит. Зачем нам тогда вообще правительство? Уж если на то пошло, то почему мы доверяем швейцарцам только лишь контроль над границей? Давайте, передадим им управление целой страной, чего уж там мелочиться. Кстати, я не против. Пусть приходят и управляют, в любом случае получится в разы лучше, чем у своих. Но тогда — передавайте швейцарцам не только границу, но и все остальное, а сами — убирайтесь вон…


Особенно весело в этой ситуации выглядит постоянное аппелирование к тому, что это обязательство было возложено на Грузию в 2011 году, в период прошлого правительства, а значит и виновато во всем — именно оно. В общем, «Грузинская мечта» которая готова возложить на страну вину за начало войны в 2008 году, готова видеть собственное государство в Гаагском трибунале, лишь бы назло прошлой власти, вдруг, ни с того ни с сего, решила во что бы то ни стало выполнить это обязательство. С чего бы это?И с каких пор подпись Саакашвили под тем или иным документом значит для»Грузинской мечты» хоть что-нибудь? Почему азы о преемственности государства «мечтатели» вспоминают только тогда, когда надо что-то испортить?


Кроме того, даже самый последний идиот должен понимать — документ, подписанный в 2011 году — пустая формальность. Грузия находилась под мощным давлением западных союзников, которые хотели принятия России в ВТО, соответственно, было принято решение придумать какую-то формулу, которая помогла бы сохранить Грузии лицо. Все прекрасно понимали, что документ будет подписан, и забыт на второй же день, так как его выполнение и не планировалось. Никто даже во сне не мог себе представить, что через 6 лет, грузинскому правительству вдруг взбредет в голову чрезвычайно странная идея об оживлении этого, изначально мертворожденного, соглашения.


Есть версия, что на выполнении этой бумажки настаивает Россия, угрожая закрыть рынок и отменить прямые рейсы, и вроде как правительство Грузии должно идти на компромисс. Однако это тот случай, когда во время совершения преступления нахождение в состоянии алкогольного опьянения не только не является оправданием, но и отягощает вину преступника. Как получилось так, что Россия, после многих лет, снова стала важным торговым партнером Грузии? Кто виноват в том, что Кремль постепенно сажает на иглу халявных экспортных поставок грузинскую экономику, и в нужные момент может требовать политических уступок, угрожая восстановлением эмбарго?


Разве это пришло само собой? Разве «Мечту» не предупреждали о том, что такая глубокая интеграция с Россией — крайне опасна? И что в это время делали «мечтатели»? Хвастались тем, как они, глупые, открыли российский рынок. Не понимая, что это не они открыли рынок, а их впустили в капкан, чтоб потом прихлопнуть… В этой ситуации не имеет значения, кто чего подписал в 2011 году — надо совершенно не знать Россию, чтоб не понимать — Москве плевать на всякого рода соглашения, она требует то, что может получить. С подписью или без.


Совершенно очевидно, что «ГМ» не должна идти на государственную измену, даже ради сохранения российского рынка. Опять же надо совсем не понимать российскую политику, чтоб наивно думать, будто на этом все закончится. Если грузинская власть поддастся на шантаж один раз, то ее будут опускать и опускать раз за разом. Почувствовав слабость противника, российская политика будет давить все дальше и дальше. В конечном итоге придется либо поджать лапки, либо наконец начать сопротивляться — находясь в куда более проигрышных условиях.


Все это по идее просто и очевидно, но не для нынешних властей. Сейчас — вся надежда на Москву, которая увидев слабость мечтателей, потребует внести в это соглашение что-то такое, на что не сможет пойти даже беспринципная и трусливая «Мечта».