18 марта в России состоятся президентские выборы. Но на самом деле никакого настоящего выбора не будет. Победитель и так уже ясен: нынешний президент Владимир Путин. Он останется в президентском кресле как минимум до 2024 года.


Форма «демократии», возникшая в России при Путине, — это своего рода смесь кланового правления на основе коррупции, авторитарного культа личности и популистских мошеннических трюков. Мало кто из российских избирателей этого не знает. Тем не менее большинству Владимир Путин все равно представляется наиболее квалифицированным человеком на посту руководителя страны.


Даже без масштабных рычагов пропаганды аппарата власти Путин легко выиграл бы грядущие выборы. В сущности, Путин и его окружение с самого его первого дня у власти в роли президента, 7 мая 2000 года, работали над тем, чтобы сделать любую альтернативу невозможной.


Критические телеканалы обезврежены


Первым пунктом программы было обезвредить в то время свободные и часто критически настроенные по отношению к власти телеканалы. Это заняло пару лет. Затем настала очередь сверхбогатых людей, так называемых олигархов. Единственный, кто не пожелал вписаться в схему, Михаил Ходорковский, владелец нефтяной компании «Юкос» и самый богатый человек страны, заплатил за свою строптивость десятью годами тюрьмы, прежде чем его помиловали незадолго до Олимпийских игр в Сочи.


С тех пор как Путин пригрелся на своем месте, то есть примерно с 2003 года, он комфортно правил Россией по своему усмотрению: либо в роли президента (2000-2008 + 2012-2018), либо в роли премьер-министра (2008-2012). И, по мнению многих, вероятно даже большинства, он делал это хорошо.


Путин получил страну после периода долгого экономического спада и политического беспорядка. В начале 90-х годов, при Горбачеве, Советский Союз развалился — во многом из-за того, что у страны не было средств участвовать в гонке вооружений с США. А это, в свою очередь, во многом объяснялось тем, что упали цены на газ и нефть, которые наряду с вооружениями были единственными экспортными товарами, приносящими доход Советскому Союзу. Падение цен было очень резким и при первом демократическом президенте России Борисе Ельцине.


При Горбачеве и Ельцине русские не только страдали от серьезного дефицита товаров и невыплат зарплат и пенсий, но и лишились всех своих сбережений, которые растворились в воздухе, когда серую и печальную, но искусственно стабилизированную социалистическую экономику сменил капитализм со свободными ценами и безудержными спекуляциями, отчасти с учетом и шведского опыта.


Стабильная цена на нефть совпала с началом правления Путина


И вот пришел Путин. Все стало если не хорошо, то, во всяком случае, гораздо лучше. Пенсии и зарплаты стали выплачиваться вовремя. Уровень жизни заметно повысился. Строились новые дороги, небоскребы в Москве множились, а военная промышленность с уровня ржавого унижения взлетела на блестящие высокотехнологичные высоты. Нет ничего удивительного в том, что люди голосуют за Путина.


Но ведь это же не было заслугой Путина! Экономическое благосостояние Советского Союза и России зависело практически от одного только аспекта — цены на нефть. Когда Горбачев вступил в должность, цены на нефть были в свободном падении. С 120 долларов за баррель в 1980 году они рухнули до 23 долларов в 1986.


То же самое выпало на долю бедняги Ельцина: 73 доллара за баррель в начале его периода и 17 долларов в момент, когда он сдался и передал бразды правления Путину. Пока Путин осваивался, цена составляла 27 долларов. В конце его второго президентского периода она была 158 долларов за баррель. Конечно, тогда были средства на то, чтобы поднять пенсии и зарплаты, одновременно делая огромные инвестиции в военную сферу.


«Своего рода реабилитация»


Для очень большого числа русских экономические улучшения и рост военной силы России означали своего рода личную реабилитацию. И лично я полагаю, что именно это чувство и лежит в основе популярности Путина. Люди сегодня знают, что с демократией их надули, но зато они получили обратно свой статус гражданина страны, которую окружающий мир вновь вынужден воспринимать всерьез.


Один человек, у которого я брал интервью, когда только начал свою работу корреспондентом здесь, в 2001 или 2002 году, выразил это так: «Тогда, в советские времена, ВЫ боялись НАС. Было приятно это ощущать». Другой сказал: «Демократия, ну да, ну да… Вот во времена Сталина была дисциплина, к черту эту демократию».


Ну а сейчас что? Да, президентские выборы — это химера. Почти все российские избиратели это знают. Баллотируется пара политических призраков прошлого. Паяц-провокатор, лидер Либерально-демократической партии Жириновский, говорят, получит как обычно чуть менее 10% голосов. Григорий Явлинский, к которому Запад долгое время относился как к надежде капиталистической демократии, может набрать несколько процентов. А имя Павла Грудинина, кандидата от Коммунистической партии взамен пожилого лидера Геннадия Зюганова, вообще мало кто знает. Он, конечно, получит голоса старых верных сторонников коммунистов — может, процентов десять. Ксения Собчак, вероятно, наберет какой-нибудь процент, если только она внезапно не станет тем кандидатом, за которого голосуют все недовольные и отчаявшиеся — если они вообще будут голосовать.


Поддержка Путина


Ну а Путин? Да, на честных выборах он бы точно набрал минимум 40% голосов. Официальный же результат будет таким, какой посчитает достаточным его окружение. Не скандально высоким, но не настолько низким, чтобы кто-то осмелился поставить под сомнение его легитимность. Но почему все-таки, несмотря ни на что, так велика поддержка Путина?


Вернемся к цене на нефть. Она упала в 2014 году. Стоимость русского рубля снизилась вполовину. Пробки в Москве исчезли, а среднему классу пришлось проводить отпуск в Абхазии вместо Арубы. Недовольство опасно выросло. Решение? Война против Украины, аннексия Крыма, война в Сирии. Бац — и поддержка Путина вновь вернулась на рекордные уровни!


Звучит знакомо? Непопулярная Тэтчер воевала с Аргентиной в 1982 году, неуклюжий Буш вторгся в Афганистан в 2001 году после террористических атак, произведенных группой саудовцев, а затем — в Ирак в погоне за несуществующим оружием массового поражения.


Явка — это, пожалуй, самое интересное. Если лидеру оппозиции Алексею Навальному удастся мобилизовать миллионы избирателей и заставить их бойкотировать выборы, властям будет трудно избежать неловких моментов и утверждать, что явка высокой. Здесь у Путина могут возникнуть проблемы.


Презирает слабость


Но Путин ведь по своей сути — атеист и бывший коммунистический агент КГБ, несмотря на то, что сегодня он взял в ближайшие союзники Русскую православную церковь. Путин презирает слабость. Он считает распад Советского Союза величайшей геополитической катастрофой прошлого века, и его взгляд на демократию и выборы лишен сентиментальности.


Как сказал Сталин: неважно, кто и как будет голосовать, но чрезвычайно важно, кто и как будет считать голоса.