Для Пола Манафорта (Paul Manafort), пробывшего недолгое время руководителем предвыборного штаба Дональда Трампа, его многолетняя деятельность на Украине становится все более фатальной. Деньги, полученные им в обход государственной казны за его непрозрачную лоббистскую деятельности для украинского президента Виктора Януковича, свергнутого в результате протестов на Майдане четыре года назад, стали для Манафорта летом 2016 года камнем преткновения. Его арест и обвинения крутятся в основном вокруг этого эпизода долгой блестящей жизни в роли «политтехнолога». В Киеве это нисколько не удивило политиков из лагеря бывших противников Януковича. По их мнению, это лишь подтверждает их многолетние подозрения.

Поворот в сторону Европы?

При этом речь идет не только о деньгах, которые Манафорт должен был получить от бывших сторонников Януковича из его «Партии регионов», от промышленных магнатов с восточной части Украины, близких к теневому и подпольному бизнесу. Для украинцев важно прежде всего то, какому политическому развитию он посодействовал, кроме очевидного успеха на выборах Януковича и «Партии регионов». Когда Янукович в 2005 году только познакомился с Манафортом и, как показывают обширные расследования американских СМИ, например, журнала «Атлантик», тот начал на него влиять, обвинения в фальсификации выборов и «поражение» в оранжевой революции показали Януковича как политика во всей его посредственности. Его считали длинной рукой Москвы и марионеткой сомнительных «олигархов».


У Манафорта тоже были cвои собственные глубокие связи с Россией. Но, очевидно, он в своем стремлении привести к власти в Киеве Януковича и его партию продвигал «европеизацию». Не Москва, а Брюссель должен был стать ориентиром для Януковича, который все же со второй попытки в 2010 году занял президентский пост. Блестящий Манафорт был настолько доверенным лицом, что мог появляться у президента когда угодно. Уже тогда журналисты из газеты «Украинская правда» стали следить за американцем. Мустафа Найем, который стал символической фигурой протестов на Майдане, тогда тоже участвовал в этих расследованиях. Прошлой весной он дал показания в ФБР.

Роковая группа иностранных лоббистов, в которую входили также бывший федеральный канцлер Австрии Альфред Гузенбауэр (Alfred Gusenbauer) и бывший президент Еврокомиссии и премьер-министр Италии Романо Проди (Romano Prodi), сначала не вызвала на Украине никакого особенного резонанса. То, что Гузенбауэр и Проди на мероприятиях высказывались по Украине, особенно об уже тогда очень напряженных отношениях с Россией, не было тайной. По чьему заданию они это делали, менее ясно. Летом и осенью 2013 года, когда ЕС и Россия приближались к конфликту по поводу договора об ассоциации с ЕС и соглашения о свободной торговле, они призывали всех участников к пониманию. Оглядываясь назад, Проди называет это операцией для установления мира на Украине, и это звучит странно: война тогда еще не обсуждалась.

Спорная роль

Ввиду роли Манафорта и интересов, которые он защищал, такие высказывания удивляют. По поводу того, какое влияние этот американец оказал на неожиданное решение Януковича осенью 2013 года все же не подписывать соглашение об ассоциации с ЕС, есть противоречивые высказывания. Бывшие доверенные люди из окружения Януковича уверены в том, что Манафорт особенно выступал за европейский путь Украины. Другие источники видят в нем длинную руку Москвы. Так же спорна его причастность к насильственным операциям в феврале 2014 года на Майдане, которые положили конец правлению Януковича. Однако Манафорт не дал сбить себя с толку. До 2015 года он возвращался на Украину и помогал последователям «Партии регионов» снова отвоевывать политическую территорию. Так что Украина оказалась испытательным полигоном для целого ряда избирательных технологий.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.