Когда, сидя за своим рабочим столом в кабинете губернатора Калининградской области, Антон Алиханов поднимает глаза, он видит ярко зеленую папку формата А4, висящую на стене. Эту папку передал ему президент Владимир Путин, и в ней содержатся жалобы, которые он получил от жителей Калининграда во время своего августовского визита в этот российский анклав — первого визита после назначения г-на Алиханова на должность губернатора.


«Она висит здесь в рамке и под стеклом как напоминание о сути нашей работы, — объясняет г-н Алиханов. — Работа — вот что в этой зеленой папке».


Г-ну Алиханову действительно имеет смысл целиком сосредоточиться на тех задачах, которые поставил перед ним президент. После его назначения на должность губернатора Калининградской области в октябре 2016 года — тогда ему было 30 лет, и он оказался самым молодым губернатором в России — он стал представителем нового поколения молодых управленцев, которых назначает г-н Путин, чтобы подготовить страну к передаче политической власти, когда он наконец решит уйти на покой.


Сегодня, накануне президентских выборов в России, которые пройдут в воскресенье, 18 марта, это делает г-на Алиханова представителем той группы, которая в конечном итоге сможет оказать гораздо более существенное влияние на российскую политику, нежели результаты предстоящего голосования.


Ожидается, что в воскресенье россияне выберут г-на Путина, который управляет страной с 2000 года, еще на один шестилетний срок. Лишив Алексея Навального — оппозиционного политика, способного создать свою собственную сильную базу, — возможности участвовать в выборах и ужесточив контроль над СМИ, гражданским обществом, парламентом, региональными и местными органами власти, Кремль гарантировал полное отсутствие сильных конкурентов.


Хотя следующий президентский срок г-на Путина должен стать последним в соответствии с конституцией России, пока неясно, захочет ли он покинуть этот пост в 2024 году. Однако учитывая, что в 2024 году г-ну Путину будет уже 71 год, политическая элита ожидает, что он уже сейчас начнет постепенно трансформировать систему управления, которая чрезмерно от него зависит.


«Хотя Россия и не находится на пороге смены режима, режим все же меняется, — написали Иван Крастев, политолог и председатель Центра либеральных стратегий в Софии, и Глеб Павловский, бывший кремлевский политтехнолог, в своей недавно опубликованной работе. — Предстоящие президентские выборы ознаменуют собой рождение постпутинской России независимо от того, останется Путин главой государства на следующие 6 или же 16 лет».


Президент Путин, чьи отношения с Западом продолжают портиться после отравления бывшего российского двойного агента на территории Соединенного Королевства, неоднократно намекал на то, что процесс подготовки к таким переменам уже идет. Излагая планы и приоритеты не только на следующий президентский срок, но и на грядущее десятилетие, г-н Путин в своем обращении к Федеральному Собранию 1 марта неоднократно упомянул «будущее правительство» и «новое правительство».


Что касается внутренней и экономической политики, он обрисовал масштабные комплексные цели, не дав никаких подробных инструкций. Г-н Путин отошел от ручного управления процессом решения внутренних проблем, которое долгое время характеризовало его правление, и практически полностью сосредоточился на внешней политике и безопасности.


«Они сконцентрировались на укреплении политических институтов», — говорит Татьяна Становая, директор аналитического департамента Центра политических технологий. Подобные шаги никак не связаны с процессом укрепления демократии. «Систему необходимо перестроить так, чтобы она была способна работать самостоятельно, без него, но в том направлении, которое он ей задал», — добавляет г-жа Становая.


В центре этих попыток перестроить систему оказалась группа молодых политиков, к которой принадлежит г-н Алиханов. Хотя они сильно отличаются друг от друга стилем работы, политические аналитики называют их новым классом технократов.


Эти молодые политики выделяются на фоне высокопоставленных чиновников, которые долгое время доминировали в президентской администрации и кабинете министров. Те чиновники уже давно разделились на два лагеря: коллеги и сослуживцы г-на Путина из органов безопасности оказались по одну сторону, а более либеральный экономический блок — по другую.


Если новое поколение займет господствующие позиции, «Россия станет страной, управляемой консультантами „МакКензи" (McKinsey), которые будут хранить верность г-ну Путину и будут следовать установленному им курсу, когда он уйдет», как утверждают г-н Крастев и г-н Павловский.


Чтобы достичь этого, молодым технократам необходимо будет пройти тщательную проверку. Г-н Алиханов, у которого на стене в кабинете как постоянное напоминание висит зеленая папка, считает свое назначение губернатором Калининградской области шансом проявить себя. «Я считаю это правильным, когда людям дают возможность расти не только в столице, но и отправляют их в регионы, чтобы они могли проверить свои силы, пройти подготовку, понять жизнь за пределами крупных московских офисов», — говорит он.


«Если они справятся с такой работой — хорошо. Если нет, то они не прошли испытание».


Перестановки во власти, которые инициировал г-н Путин, оказались весьма масштабными. За последние три года он заменил 36 из 85 губернаторов, и 20-ти из новых губернаторов еще нет 50 лет. В результате перестановок средний возраст губернаторов снизился с 55 до 46 лет.


Свежие кадры появились и в других ветвях правительства. В августе 2016 года г-н Путин заменил 65-летнего Сергея Иванова — бывшего чиновника КГБ и одного из самых влиятельных представителей правящей элиты — на посту главы администрации президента Антоном Вайно, никому не известным бывшим дипломатом, которому сейчас 46 лет и который прежде работал в основном на секретарских должностях. В ноябре 2016 года заместитель министра финансов Максим Орешкин стал министром экономики — в тот момент ему было 34 года.


Ожидается, что в ближайшее время будут новые назначения: после инаугурации г-на Путина его нынешний кабинет должен будет уйти в отставку. Президент уже заявил о том, что он намеревается оставить своего давнего соратника Дмитрия Медведева на посту премьер-министра, однако в команде г-на Медведева могут произойти существенные перемены.


По мнению большинства российских аналитиков, ни один из новичков не является кандидатом в преемники г-на Путина — пока не является. «Для этого пока еще слишком рано, — говорит политический консультант Евгений Минченко. — Пока он закладывает основу, внедряя новое поколение чиновников».


Г-н Минченко указывает на соседний Казахстан, где Нурсултан Назарбаев — 77-летний лидер, который правит этой бывшей советской республикой с момента обретения независимости в 1991 году, — пытается создать институты, необходимые для существования его страны после его ухода, и уже не один год выбирает своего преемника. «Путин будет очень внимательно следить за всем, что там происходит, — говорит он. — Возможно, он почерпнет какую-то полезную информацию».


Одним из основных вопросов, касающихся перестановок г-на Путина, является вопрос о том, чем они оборачиваются для представителей его близкого окружения и неформального влияния этого окружения на правительство. В течение трех президентских сроков г-на Путина и одного срока в качестве премьер-министра страны относительно небольшая группа людей — бывшие сослуживцы по ФСБ, его друзья юности и его бывшие коллеги, с которыми он работал в органах власти Санкт-Петербурга — пользовались чрезмерным влиянием.


«Люди, принимающие участие в принятии определенных решений, зачастую вообще не занимают никакие официальные посты», — рассказал г-н Минченко изданию «Медуза» (Meduza) в декабре. «Ротенберг имеет больше влияния, чем большинство министров», — добавил он, имея в виду Аркадия Ротенберга, спарринг-партнера г-на Путина, который с 2000 года сумел построить целую строительную и транспортную империю.


Также в число влиятельных представителей ближайшего окружения г-на Путина входят Игорь Сечин, глава государственной нефтяной компании «Роснефть», Сергей Чемезов, глава государственного оборонного конгломерата РОСТЭК, и миллиардер Юрий Ковальчук, который владеет банками и медиа-активами.


«Сейчас наблюдается очень высокая напряженность, потому что все те, кто сегодня пользуется влиянием, хотят сохранить свое влияние в новом аппарате, который г-н Путин создает, — сказал источник, чья семья поддерживает связь с г-ном Путиным. — Если мы говорим о новых губернаторах, большинство из них сами по себе не имеют никакого политического веса. Если выстраивается четко работающий бюрократический аппарат, чья единственная функция — эффективно выполнять распоряжения, вы захотите оказаться среди тех, кто оказывает влияние на характер этих распоряжений».


Поэтому влиятельные представители путинского окружения изо всех сил стараются сделать своих протеже частью этого нового поколения бюрократов. «Когда в 2015 году начались перестановки, мы видели в основном протеже Чемезова, — говорит г-н Минченко. — Недавно активировался Ковальчук, а в прошлом году в игру вступили [министр обороны Сергей] Шойгу и Сечин».


По словам г-на Минченко, именно г-н Сечин добился назначения 40-летнего Глеба Никитина на должность губернатора Нижегородской области в сентябре. Г-н Никитин оказался в центре внимания, когда г-н Путин объявил о своем решении вновь баллотироваться в президенты в декабре, во время своего визита на автомобильный завод Нижнего Новгорода.


По словам двух источников, знакомых с г-ном Чемезовым, именно он протолкнул кандидатуру г-на Алиханова на пост губернатора Калининградской области — стратегической территории, граничащей с Польшей и странами Балтии. Этот молодой губернатор имеет связи с некоторыми высокопоставленными чиновниками: его отец дружил с Михаилом Бабичем, спецпредставителем г-на Путина в шести федеральных округах, который тоже служил в КГБ, с главой концерна «Антей», выпускающего оружие, и премьер-министром Чечни. Считается, что г-н Алиханов-старший также знаком с вице-премьером Игорем Шуваловым.


Назначения поддерживаемых Москвой аутсайдеров на должности глав областей вызывает массу споров. Г-н Алиханов уже успел поссориться с местной элитой. Лидеры местного бизнеса уже раскритиковали то, как он создал особую экономическую зону в этом анклаве. Активистов расстраивает медиа-кампания, направленная против тех жителей Калининградской области, которые пытаются сохранить культурное наследие этнических немцев.


Но г-н Алиханов не желает терпеть подобные споры. На вопрос об особой идентичности этих территорий он резко отвечает, что у них «нет и не может быть никакой другой идентичности, кроме общероссийской». В целом, как он считает, разногласия с представителями местной элиты не должны становиться предметов всеобщего обсуждения. «Мы решим этим проблемы за закрытыми дверями, именно так все и должно быть».


Губернатор Амурской области Александр Козлов настроен менее серьезно. Сидя под большим плакатом Чудо-женщины в одном из кафе Благовещенска, города недалеко от китайской границы, 37-летний губернатор показывает на своем «Айфоне» фотографии состоявшихся недавно лыжных соревнований и видео африканских студентов, купающихся в замерзших озерах в рамках российского православного фестиваля. Два молодых продюсера снимают его интервью для его канала «Губернатор Лайф» (Gubernator Live0 на «Ютубе» (YouTube), где вы можете посмотреть, как он едет в Москву и играет в хоккей — одно из хобби г-на Путина.


Г-н Козлов, который получил образование в Москве и работал в руководстве одной небольшой угольной компании, пришел в местную политику в 2011 году, а затем стремительно поднялся по карьерной лестнице до поста губернатора.


Его область, которая не так давно была одной из самых отсталых, начала развиваться благодаря реализации 55-миллиардного проекта по строительству газопровода, который идет через нее в Китай, а также благодаря тому, что после резкого ухудшения отношений с Западом Москва активно развивает свои отношения с Китаем. В нашей беседе постоянно упоминается имя г-на Путина.


«Президент назвал Амурскую область территорией, которая получает дополнительные инвестиции… Разумеется, нам кажется, что это очень важный показатель, — говорит он, стараясь произносить слова негромко и делая длинные паузы так, как это делает г-н Путин. — Он заявил, что в этом веке мы должны развивать наш Дальний Восток».


38-летний Андрей Никитин, губернатор Новгородской области с февраля 2017 года, столкнулся с не менее сложной задачей: он должен восстановить свою малонаселенную, относительно бедную область, вернув ей то влияние, которое она когда-то имела. Однако этот экономист, получивший образование в Швеции и до прошлого года возглавлявший Агентство стратегических инициатив, полон уверенности. Этот губернатор подходит к своей работе с позиций, которые роднят его скорее с «МакКензи», чем с КГБ.


По словам г-на Никитина, он опирается на свой опыт работы в агентстве, «анализируя и используя лучшие практики различных регионов», чтобы быстро поднять Новгородскую область. «Я сказал своим людям: езжайте в Тульскую область, узнайте, почему у них меньше чиновников, чем у нас, хотя их область больше, — говорит он. — Они съездили, посмотрели, и в прошлом году мы сократили чиновничий аппарат на 30%. Выяснилось, что они были нам не нужны».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.