Отравление бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля и его дочери в Великобритании — серьезный шаг в эскалации войны России с Западом. В этой войне Путин идет настолько далеко, насколько ему позволяют. Реакция Великобритании и ее союзников на эту попытку убийства или проведет для России границы дозволенного, или расширит их, как, очевидно, надеется, Кремль.

 

Бывший офицер Главного разведывательного управления Скрипаль, который в России в 2006 году был осужден за шпионаж в пользу британцев и которого в 2010 году обменяли на задержанных в Великобритании русских шпионов, а также его дочь 4 марта были обнаружены без сознания на скамейке у торгового центра Солсбери. От нервнопаралитического вещества, использованного для нападения на Скрипаля и его дочь, пострадал 21 человек, в том числе полицейский, который первым прибыл на место происшествия. Риску отравления были подвергнуты еще сотни человек.


Вряд ли у кого-то есть серьезные сомнения на тот счет, кто это сделал. Это покушение — очередное в ряде убийств и попыток убийства, от которых пострадали оппоненты Путина в Великобритании. Естественно, в России противников режима — журналистов, политиков, правозащитников, предпринимателей — убивают еще чаще.


В Великобритании убийства, над которыми витает тень Кремля, происходили регулярно. Самый большой международный резонанс вызвало отравление бывшего офицера Федеральной службы безопасности Александра Литвиненко радиоактивным полонием в Лондоне в 2006 году. При подозрительных обстоятельствах на Британских островах умерли также другие открыто враждебные по отношению к Путину и потенциально опасные для него русские. Во вторник министр внутренних дел Великобритании Эмбер Радд поручила полиции и службам безопасности оценить возможную связь Российского государства с почти 14 случаями смертей за последние годы.


Отравление Скрипаля вызвало особую тревогу, прежде всего, потому, что теракт совершен так неприкрыто и угрозе подвергалось такое большое количество людей. Следы происхождения использованного для нападения химического вещества ведут к конкретной военной лабораторию в России. Так же, как и в случае с применением полония для убийства Литвиненко, и на этот раз убийцы чуть ли ни умышленно старались не оставлять сомнений в адресе отдавших приказ.


В понедельник премьер-министр Великобритании Тереза Мэй заявила: «очень возможно», что Россия ответственна за отравление Скрипаля и его дочери. Как единственную возможность, исключающую прямую ответственность России, Мэй предположила утрату Кремлем контроля над запасами химического оружия. Россия на этот раз даже не попыталась использовать свою привычную отговорку, как в других случаях — будь то хакерские атаки в США или агрессия на востоке Украины: мол, ответственность следует требовать от каких-то не связанных с правительством лиц, которые занимаются самодеятельностью.


Москва, конечно, отрицает свою связь с этим терактом (как учит народная мудрость: не верьте ничему, пока Кремль это не опроверг), обвиняет саму Великобританию, которой это якобы выгодно, так как позволяет разжигать «русофобию», и грозит ответными шагами, если последует ответная реакция Лондона.


Это можно считать стандартной формулой поведения России в международной политике — обвинять в агрессии жертву и угрожать еще худшими последствиями, если она будет сопротивляться. Такая тактика использовалось и в Грузии в 2008 году, и на Украине с 2014 года, к ней следует отнести также направленную против НАТО риторику о том, что мероприятия альянса против возросшей агрессивности России «провоцируют» ее.


Можно задаться вопросом: почему Путин именно сейчас решил так резко понять ставки в конфронтации с Западом и почему выбрал в качестве цели «предателя», который уже семь лет живет в Великобритании? Еще важнее: почему он считает, что может позволять себе действовать так неприкрыто?


Причин и целей, наверное, несколько. В воскресенье в России состоятся так называемые президентские выборы, или переутверждение Путина на должности президента еще на шесть лет, а обещанные избирателям в большой речи две недели назад суперсовременные ракеты пока только в мультиках. Зато яд всегда под рукой и годится, чтобы, во-первых, вселить на Западе страх перед Россией, во-вторых, показать избирателям, что Россия действительно в состоянии войны с Западом, который на нее нападает.


Важным ответом Запада на этот акт агрессии будет реакция США. Вероятнее всего, это только нехорошее совпадение, что президент США Дональд Трамп во вторник отправил в отставку госсекретаря Рекса Тиллерсона, который днем ранее заявил, что это было «нападение со стороны России» и оно «обязательно повлечет ответ». Белый дом в понедельник воздерживался от комментариев по поводу заявления Мэй, а Трамп во вторник сказал, что «осудит» Россию, если ему покажется, что нападение было с ее стороны.


Можем представить, какую реакцию западных стран вызвало было нападение с использованием химического оружия, если бы его в Великобритании совершили террористы «Аль-Каиды» или ИГИЛ (запрещенные в России организации — прим. ред.). Однако Путин, возможно, рассчитывал, что реакцией на нападение России будут главным образом заверения в солидарности с Лондоном.


Вряд ли так будет. Эскалация конфликта кажется неизбежной. Это станет испытанием не только для Великобритании (способна ли она выступить против самого важного для Путина и его окружения — денег в банках лондонского Сити), но и для партнеров по НАТО и Европейскому Союзу, членом которого пока является Великобритания. Одними лишь заявлениями Путина не остановить.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.