Мнения в Европе по поводу переизбрания Владимира Путина резко разделились: некоторые политики считают необходимым попытаться восстановить трудные отношения,  другие утверждают, что Россия при Путине необратимо отвернулась от западных ценностей и международных норм, третьи — новые популисты правого толка — просто открыто торжествуют.


За пределами Европы в странах, находящихся бесконечно далеко друг от друга, — в Китае, Венесуэле, Иране и Японии — лидеры отправили Путину формальные поздравления и обещания сотрудничать с Москвой, но в большей части Европы все не так однозначно.


Конфликт между мейнстримовыми европейскими политиками получил выражение в состоявшейся в понедельник, 19 марта, встрече между польским правительством — архикритиков России в ЕС — и Ангелой Меркель, европейским лидером, потратившей больше всего сил на попытку установить рабочие отношения с Путиным.


Замминистра иностранных дел Польши Конрад Шимански (Konrad Szymański) призвал Германию отменить строительство газопровода «Северный поток-2», по которому российский газ должен через Балтийское море поступать в Германию и Европу.


Союзники Меркель вежливо отклонили просьбу, указывая на то, что трубопровод протяженностью 1225 километров и стоимостью 11 миллиардов долларов является предприятием частного сектора, и не существует никаких законных оснований для приостановки этого проекта. Помощники Меркель, в свою очередь, выразили надежду, что Путин будет стремиться к сотрудничеству по украинскому вопросу, единственному существенному основанию для санкций.


Федерика Могерини (Federica Mogherini), Верховный представитель Союза по иностранным делам и политике безопасности, посетившая Украину на прошлой неделе, настаивала на невозможности смягчения санкций.
Пресс-секретарь Меркель сказал, что канцлер Германии поздравит Путина с переизбранием, это продиктовано традицией, но в поздравлении прозвучит предостережение о «трудностях», которые стоят на пути российско-германских отношений.


Опросы общественного мнения в Германии демонстрируют значительную поддержку мнения о возобновлении диалога с Россией, особенно среди сторонников правой партии AfD.


Министр иностранных дел Германии, Хайко Маас (Heiko Maas), сказал, что было трудно расценивать результат выборов как честный, он выразил мнение, что, по его прогнозам, Россия так и останется трудным партнером Германии. Он заявил, что сожалеет о том, что Крымский регион, аннексированный Россией четыре года назад и отделенный от Украины, тоже участвовал в выборах, и назвал эту ситуацию «неприемлемой».
В интервью газете «Бильд» (Bild) министр обороны Германии Урсула Фон дер Ляйен (Ursula Von der Leyen) попыталась найти баланс, сказав, что Путин уже перестал быть партнером Германии, но при этом не рекомендовала устанавливать какие-то барьеры.


Бывший министр иностранных дел от Социально-демократической партии Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) сказал, что санкции необходимо снять, а ЕС должен принять предложение Путина и впустить на Украину миротворцев ООН, несмотря на то, что ни их полномочия, ни цель самого мероприятия не ясны.
«Мы должны выразить свою позицию: мы далеко не наивны, но не слишком боимся предложить партнеру снова вернуться к диалогу, контролю за вооружением и готовности к разоружению. Голос Германии всегда должен быть голосом разума».


Во Франции можно наблюдать столь же амбивалентные позиции. Президент Франции Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron), который привел Путина в замешательство, обратив вспять волну популизма, нахлынувшую на ЕС в прошлом году, привлек всеобщее внимание после своих выборов, протянув руку Путину во время встречи на высшем уровне в Версале. Для Макрона применение химического оружия национальным государством стало «красной линией» в рамках поддержания международного законодательства. Но не имея практической и заслуживающей доверия военной поддержки для принятия мер в связи с применением этого оружия, Макрон наблюдал, как Асад нарушал установленные запреты, главным образом под прикрытием России в ООН. Это стало основанием для редкой и язвительной критики Макрона со стороны его предшественника Франсуа Олланда (François Hollande) за то, что ему не удалось привести угрозы в исполнение.


Коммерческие вопросы также играют свою роль. Макрон должен отправить в Санкт-Петербург в мае большую бизнес-делегацию, а также встретиться в Москве с Путиным. Во Франции были серьезные споры среди правых интеллектуалов о том, что исторически Россия заслуживает большего уважения, и, если продемонстрировать ей его, она ответит тем же.


Но самые значительные перемены в европейской политике пришли из Италии с успехом на выборах прокремлевски настроенной партии «Лига севера» и движения «Пяти звезд». «Лига» формально вступила в политический альянс с «Единой Россией» Путина, ее лидер Маттео Сальвини (Matteo Salvini) фотографировался на Красной площади в футболке с изображением Путина, а члены движения «Пяти звезд» воспевали военное вмешательство Москвы в Сирии и выступали против НАТО, обвиняя его в разжигании украинских протестов на Майдане, в ходе которых союзник Москвы Виктор Янукович вынужден был покинуть свою страну. Движение «Пяти звезд» тоже призывало к отмене антироссийских санкций.


За пределами ЕС самая значительная оппозиция Путину сформировалась в европейских государствах, граничащих с Россией. Президент Грузии Георгий Маргвелашвили выразил уверенность в том, что отношение к Москве постоянно меняется к худшему: «В США есть "прецедент", в Лондоне, в Брюсселе… Это момент понимания угрозы безопасности для всех государств, которым бросает вызов Россия».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.