Какой мыслительный процесс происходит в головах россиян, когда они массово голосуют за Путина? Почему власть в России не купить за большие деньги? Как люди, которые отказались от страны с единой партийной линией, вернулись на старый путь? Что думают россияне про западные ценности? Почему россиянам важно быть супердержавой, даже если экономика кричит об обратном? Политический психолог из Санкт-Перербурга Валентин Бианки ответил на вопросы медиаэкспертов из стран Скандинавии и Балтии, в том числе — портала Delfi.


Жителям стран Запада зачастую трудно бывает понять логику, которой руководствуются в принятии решений и выборе предпочтений россияне. Недопонимание иногда такое, как будто встречаются люди с разных планет. Когнитивный диссонанс ощутим даже в вопросах о России, ее жителях и реалиях, которыми задаются западные журналисты. В общем, без психолога тут не разобраться. Хотя русские в этом случае сказали бы «без 100 грамм».


Delfi: Почему Путин так популярен?


Валентин Бианки: Ключ к популярности Путина лежит в ответе на вопрос «Если не Путин, то кто?» Если посмотреть на альтернативы, то легче понять, почему люди голосуют за него. Внутри Думы нет системной оппозиции, а предложение несистемной оппозиции неприемлемо для 90% народа. Они не могут гарантировать минимальной стабильности, что они сохранят даже то убогое предложение социальных гарантий и стабильности, которые есть сейчас.


Навальный слишком романтичен для нашего населения: «не станет коррупции — и все будет окей». Никто в это не верит. Даже поддерживающие Навального не верят в то, что он сможет взмахнуть волшебной палочкой, и коррупция исчезнет. То, что в 2013 году он получил 27% на выборах в Москве — это просто показатель того, что электорат Собянина поленился прийти на выборы, а свой электорат Навальный мобилизовал полностью.


Идея Путина: власть в России нельзя купить. Если есть власть, то можно получить деньги, но не наоборот. Нельзя изменить ситуацию, используя деньги, как рычаг. Хорошее подтверждение — история с Михаилом Ходорковским: в 2003 году он пытался вложить деньги в три-пять партий, которые хотел ввести в парламент. Это была одна из главных причин того, что с ним случилось потом. Путин максимально снизил влияние публичного сектора. Получилась сильно управляемая демократия.


- Почему в 1990-х люди захотели перемен, а сейчас — «back to USSR»?


— Когда советские люди очень устали от СССР, у них не было с чем сравнивать свою жизнь, кроме романтического мифа о Западе. Казалось, что только компартия, верхушка, мешает «жить, как на Западе». Попробовали сменить систему. Убедились, что дело не только в партии. И этот вывод умело эксплуатируется за счет пропаганды.


Сам Путин чувствует себя обманутым собственным представлением о Западе. Об этом он ведет речь и в недавнем интервью Меган Келли, и во множестве других выступлений. И у него есть конкретные факты (например, Ирак), которые он может предъявить, как доказательство обмана. На уровне народа это не столько конкретные факты, сколько нежелание верить, что сами обманулись. Легче поверить, что это тебя обманули — всегда проще винить другого. Путин со своей позицией совпал с народной обидой за разрушение «западной иллюзии» — это и дает ему такую поддержку. Это не политтехнологии — это чистая психология.


Поэтому, когда оппозиция принципиально настаивает на вторичности России в отношении Запада — политической и культурной — ей трудно найти поддержку в народе. Народу не нравится, когда ему говорят: мы должны смотреть на Запад и делать так, как они говорят. Это своего рода элемент комплекса неполноценности. Оппозиция не предлагает логичного пути, как все сделать лучше.


Еще момент. Да, в России легко найти примеры нищеты и ужаса, но огромная часть народа живет при Путине лучше, чем когда-либо в истории. Да, отчасти карьерный рост многих людей носил дикий характер, но возможность сделать деньги последние годы был — купить машину, квартиру… Это не была золотая лихорадка, но многого можно было достичь. Жизнь стала более предсказуемой и стабильной. Сейчас люди понимают, что уровень возможностей для их детей уменьшился. Но любопытная вещь: у поколения Z гораздо меньше амбиций, чем у их родителей.


— Почему россияне терпят нарушения прав человека?


— Права человека для 95-98 процентов россиян — не в топе проблем. Зачастую они даже не понимают, в чем вопрос. Многие живут, стараясь, вообще, максимально исключить государство из своей жизни. Они даже не платили налоги, считая, что недружелюбное государство не особо их заслужило. Сейчас ситуация немного изменилась из-за экономических проблем, налоги все более строго администрируют, государство все больше заявляет права на вмешательство в жизнь граждан.
Какие отношения у россиян с западными ценностями?


Мягко говоря, очень сложные и противоречивые. В российской политической риторике говорится о том, что в современной западной политике — слишком много нетрадиционного: гей-браки, мультикультурализм, миграция и т. д., а Россия — реальная защитница традиций. В то же время есть слухи, что примерно 15 процентов топовых российских политиков — геи. Русские смеются над политикой мультикультурализма Европы и в то же время гордятся тем, как много национальностей и религий живет в их стране. 20% населения России — мусульмане. Они говорят, что миграция убьет Европу, а у самих фактически нет границ с центральноазиатскими республиками. А роль китайцев в нелегальной миграции в Россию вообще трудно оценить…


Россияне сами толком не могут понять, чего хотят. В целом направленность россиян — скорее западная, кроме сексуальных свобод. Это, во многом, обусловлено популярностью криминальной и тюремной культуры. Малые города абсолютно не «гей-френдли», но при этом во многих есть гей-клубы, которые ведут довольно закрытое существование. При этом все знают, где они находятся, но не туда ходят кого-то оскорблять или бить…


Для России вообще традиционен спор между западниками и славянофилами — куда идти стране. Быть русским — это держать в себе то и другое. Быть как орел на российском гербе — с двумя головами.


— Как россияне видят ближайшие шесть лет?


— Ожидание неминуемой и скорой трагедии и нагнетание этой идеи — одно из важных настроений российской элиты. Это и одна из причин высокой предсказуемости выборов. Люди мыслят так: пусть такой результат и не очень, но он хотя бы понятен. Власть поддерживает эту нервозность, устраивая время от времени перемены и ротации. За последние два года уже сменилось 20% губернаторов. Ожидается еще 50-60%. Ждут и усиления борьбы с коррупцией. Будут сажать не пять, а 25 (но не на тысячу, как хотелось бы населению). Все думают о составе нового правительства после инаугурации Путина — там тоже половина сменится. Смену губернаторов народ любит. И правительства — тоже, все устали от периода неудач.


Путин на каждой развилке выбирает средний путь, воздерживаясь от крайностей. Он чувствует запрос населения, но никогда не реагирует на него сразу. И он постарается сохранить этот стиль среднего пути. Думаю, он слегка изменится. Его окружение давит на него, чтобы он изменил Конституцию и остался у власти и после 2024 года — официально или полуофициально.


Он определенно будет пытаться менять слишком сложную властную систему. Не можем контролировать столько регионов — давайте сократим их число. Или оставим все 85 регионов, но передадим больше полномочий власти на федеральный уровень. Или сделаем средний слой между федеральной и региональной властями. Или создадим проектные офисы, которые будут стоять в стороне и разрабатывать госстратегии в разных сферах, и дадим им экстра-полномочия для внедрения проектов… В общем, разных попыток будет много, но какие из них будут доведены до конца? Такое и не припомню. Может, ракеты.


— Россиянам важно чувствовать, что Россия — супердержава? Или эта мысль насаждается искусственно?


— Когда мужчина в традиционном обществе пытается подойти к девушке и говорит ей комплименты, а она на них реагирует — это потому, что у него такая эффективная пропаганда или потому, что девушка так устроена, что ей приятно это слышать? В наших традициях — это и то, и другое.


Здесь есть на что опереться в массовом сознании, эксплуатируются комплексы. Для обычных людей неважно, что экономика великой России соизмерима с экономикой Испании, — их вообще не волнует величина экономики России. Их волнует, что поднимаются цены в магазинах. Даже те, кто едет в турпоездки на Запад (особенно по пакетным турам), чаще видят, что «там все дорого», а не то, что там люди качественно по-другому живут, благодаря развитой экономике.


И потом приятно само осознание, что пусть мы не так сильны в экономике, зато мы… Можем. Например, идея с частными военными кампаниями (ЧВК) в Сирии, скопированная с американских ЧВК в Ираке дюжину лет назад, была очень правильной. Она сняла ощущение оттого, что страну вовлекли в чужую войну. То есть похвастаться есть чем, но нет таких жертв и расходов. Это не стало вторым Афганистаном, чего не простили бы даже Путину.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.