Die Tageszeitung: Госпожа Савченко, генеральный прокурор Юрий Луценко обвиняет вас в том, что вы планировали теракт в парламенте. Это так?

 

Надя Савченко: Я готова высказаться по этому поводу публично и с использованием детектора лжи. С тем, чтобы люди узнали правду. Однако я не буду говорить что-либо за закрытыми дверями. Ибо тогда наши органы сообщат об этом в искаженном виде.


— В 2014 году на Майдане были убиты свыше ста человек. Кто несет за это ответственность?


— Вот уже почти пять лет следственные органы не дают на это никакого ответа. Но у них он есть. Но ведь люди, которые повинны в этих убийствах, все еще находятся у власти. Тогдашний президент Виктор Янукович виноват лишь наполовину. Некоторые люди используют убийства на Майдане, сдачу Крыма и войну в Донбассе, чтобы оставаться у власти. А до тех пор, пока они будут иметь власть, ответа на этот вопрос не будет.

— Вы имеете в виду Пашинского и Луценко?

— Пашинский (Сергей Пашинский, украинский депутат от правительственной партии «Народный фронт», активист Майдана в 2014 году — прим. ред. газеты) и Луценко как-то причастны к вопросу об оружии на Майдане. Луценко беседовал с людьми и говорил, что утром будет оружие. И что потом, мол, будет свергнута власть. В то время он сделал то, в чем он обвиняет меня, а именно пытался осуществить государственный переворот. Такие люди, как Пашинский, — сегодня депутаты. Они знали, что на Майдан поступит оружие и будут убитые. Тем не менее их это не остановило. Это очень крупное преступление.

— Как можно добиться стабильного перемирия в Донбассе?

— С людьми, которые начали эту войну, стабильное перемирие невозможно. Войны развязывают политики, а не солдаты. Путин и Порошенко — вот люди у власти, которые выигрывают от войны. И они ее не закончат.

— Таким образом, оба препятствуют прекращению войны?


— Ни одному политику на Украине не нужны голоса избирателей в оккупированных областях и внутренние беженцы. Ибо эти люди пострадали больше всего, и они больше всего ненавидят наших правителей. Они поняли, что власть их бросила. А власть имущим нужно отсечь этих избирателей.

— С помощью закона о реинтеграции?

— Этот закон дает президенту Порошенко право провозглашать отчасти чрезвычайное положение. Там, где недовольство больше всего, можно запрещать выборы. Таким образом можно отсечь половину Украины и дать право голосовать только там, где избиратели лояльны.

— А Путин?

— Путин — наш враг. Мы — мужественный народ. Однако зачем постоянно запугивать Путиным собственный народ? Если ты хочешь победить врага, тебе надо призвать свой народ быть мужественным. Однако нас постоянно запугивают, требуют от нас вести себя тихо, не пересекать красные линии, а то Путин скоро будет в Киеве. Нам вообще не надо, чтобы здесь, в тылу, нас запугивали наши внутренние враги.


— Значит, требуется политический процесс?

— Начинать надо на политическом уровне. Существуют гуманитарный диалог и Минские договоренности. Это хорошо, однако это приводит лишь к непродолжительному перемирию. То, что начато в политическом плане, в политическом плане должно быть и закончено. Понятно, что Россия борется здесь за свою геополитическую зону влияния. Однако продвинуться вперед мы можем лишь в политическом плане, креативно, путем договоренностей и выборов.

— К политическому процессу относятся и выборы?

— Как написано в документах Минского процесса, не следует ограничиваться только локальными выборами. Президент также должен быть избран всем населением. То есть людьми и в Крыму, и в Донбассе. Это консолидировало бы страну.

— Все украинцы должны получить право участвовать во всех выборах?

— Да. Конечно, люди в оккупированных областях будут занимать другую позицию. Но они должны почувствовать, что их голоса учитываются. За выборами президента должны последовать парламентские выборы. Лишь после этого должны состояться местные выборы. Ясно, что в Крыму эти выборы будут запрещены. Но его жители могли бы отдать свой голос здесь. В Донецке и Луганске Россия не станет запрещать участие в выборах.

— Делала ли Европа ошибки за последние четыре года?

— Европа должна была реагировать в отношениях с Россией намного быстрее, конкретнее и жестче. С Россией нельзя лукавить. России надо выдвигать жесткие ультиматумы и показывать, что есть сила, способная осуществить эти ультиматумы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.