Казалось бы, рутинное посещение белорусским лидером одной из бывших советских республик несколько неожиданно стало довольно заметным событием.


22 — 23 марта Александр Лукашенко совершил официальный визит в Грузию. С учетом того обстоятельства, что стороны придерживаются существенно различных политических ориентаций, следовало ожидать, что основной темой переговоров будет развитие торгово-экономических отношений.

 

Торговля растет


Действительно, экономике было уделено значительное внимание, тем более что здесь удалось добиться определенных успехов. В прошлом году взаимный товарооборот вырос на 26,5%, достигнув 93,5 миллиона долларов (а с учетом оборота услуг — 112 миллионов) при положительном для нашей страны сальдо в 54 миллионов.


Для сравнения: с вроде бы гораздо более близким партнером из того же региона, членом Евразийского экономического союза Арменией те же показатели были в два раза меньше. Это, кстати, в очередной раз наводит на размышления об эффективности функционирования ЕАЭС и, соответственно, целесообразности его существования.


На грузинском же направлении оказалась наконец достигнутой цель, поставленная белорусским президентом в 2007 году на встрече с тогдашним министром внутренних дел Грузии Иване Мерабишвили — довести объем взаимной торговли до 100 миллионов долларов. Не быстро, безусловно, но на многих других направлениях реализовать аналогичные намерения вообще пока не удается.


Минск — Тбилиси: различия в политориентации отношениям не помеха


Новая задача, прозвучавшая на днях из уст Лукашенко в Тбилиси, — уже в текущем году выйти на оборот в 200 миллионов.


Как сообщил белорусский посол в Грузии Михаил Мятликов, за последнее время товарная номенклатура белорусского экспорта расширилась в полтора раза — с 200 позиций до 300. Белорусская продукция занимает серьезное место в импорте Грузии по ряду продуктов питания.


На днях в Тбилиси начало функционировать совместное предприятие по сборке белорусских лифтов, потребность которых в стране составляет примерно 25 тысяч единиц. Решается вопрос об открытии в Грузии сборочного производства тракторов, рассматриваются различные варианты сотрудничества в области фармацевтики, легкой и пищевой промышленности. Беларусь также готова оказать содействие в развитии сельского хозяйства.


Наконец, во время визита в Тбилиси прошел масштабный двусторонний бизнес-форум с участием около 100 грузинских компаний.


В общем, кто знает, может, и в самом деле новый рубеж будет преодолен. Понятно, что даже в этом случае Грузия не войдет в число ведущих внешнеэкономических партнеров нашей страны, но, по крайней мере, будет обозначена более или менее устойчивая тенденция.

 

Трактора покупают в знак благодарности?


Правда, на этом пути имеются реальные и потенциальные препятствия, причем как экономического, так и политического характера.


К первым следует отнести достаточно сложную логистику. Сегодня для доставки товаров используется в основном автомобильный транспорт, и единственный путь — это Военно-Грузинская дорога. Но, во-первых, она временами закрывается из-за схода лавин и селей. Во-вторых, в условиях далеко не самых лучших отношений между Тбилиси и Москвой нет абсолютной уверенности в том, что последняя по каким-то причинам не перекроет этот маршрут.


Поэтому в качестве альтернативы стороны хотели бы использовать схему поставок по морю через Одессу с использованием грузинских портов. Однако проблема заключается в необходимости снижения тарифов.


Кроме того, есть подозрение, что нынешние успехи в определенной степени являются результатом политической конъюнктуры. Так, по утверждению президента Новой экономической школы Грузии Пааты Шешелидзе, за непризнание Белоруссией независимости Абхазии и Южной Осетии Грузии приходится покупать белорусские трактора и другую технику, чего в ином случае она бы не делала.


Так что если Кремлю удастся вынудить белорусские власти изменить свою политику в отношении Тбилиси, экономические достижения на этом направлении могут быстро завянуть.


В Сухуме обиделись


Пока, впрочем, предпосылок к такому развитию событий не наблюдается. Напротив, в Тбилиси Лукашенко назвал грузинов «близкими нам людьми» и подтвердил признание территориальной целостности Грузии. Более того, посетовал, что отторгнутую от нее Абхазию «превратили непонятно во что».


Как и следовало ожидать, это заявление немедленно вызвало негативный отклик с абхазской стороны, пусть формально не в слишком агрессивном тоне — было лишь «выражено сожаление».


Вместе с тем в Сухуме не преминули заметить: «Главе белорусского государства должно быть хорошо известно, что Абхазия является не „краем“ Грузии, а государством, суверенитет которого в 2008 году… был официально признан Российской Федерацией». И далее: «Считаем недостойным лидеру Республики Беларусь, союзного с Россией государства, озвучивать подобные заявления, оскорбляющие Республику Абхазия».


Такие высказывания трудно расценить иначе, чем как откровенный призыв к вмешательству Москвы. Пока официальной реакции оттуда не последовало, однако сомнительно, чтобы Кремль вообще оставил без внимания не вполне лояльное поведение своего «главного союзника».


В подобной ситуации трудно ощущать уверенность в том, что намеченные планы развития белорусско-грузинского сотрудничества будут успешно реализованы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.