Ниже приведен отредактированный отрывок из книги Мишеля Эльчанинова «В голове Владимира Путина» (Inside the Mind of Vladimir Putin).


Идеология Владимира Путина — это консервативное послание, адресованное не только русскоязычному населению, но и всем европейским гражданам. Кремлю все ясно: Европа находится в состоянии экономического и нравственного упадка.


Путин убежден, что враждебное отношение к исламу и протесты против однополых браков во Франции имеют огромное значение. Отсюда возникает совершенно фантастическая картина: небольшая группа ультрамодернистов, вдохновленных теориями в американском стиле, пытаются тайно навязать населению реформы, которые приведут к серьезным антропологическим переменам, в том числе к подавлению рождаемости.


С точки зрения Путина, это является значимой ступенью в войне цивилизаций, и крайне важно помочь Европе сохранить верность ее христианским корням и традиционным ценностям. Летом 2014 года он заявил, что предупредил своих «друзей» о подъеме популизма в Европе, который он объяснил излишним попустительством европейцев в вопросе иммиграции и прав гомосексуалистов: «Я еще много лет назад многим своим друзьям в Европе говорил о том, что если вы и дальше будете так же действовать, не будете учитывать настроения населения в своих собственных странах, то неизбежен рост национализма. Так все и происходит».


Таким образом, российскую консервативную идеологию необходимо экспортировать, и Путин считает себя предвестником антимодернистского движения. Именно с этой целью Россия внедрила «Институты демократии и сотрудничества» в Нью-Йорке и Париже в 2007 году. Их задача — продвигать ценности новой России. И, если им приходится отвечать на критику Запада касательно неуважения к правам человека в России, почему бы России в свою очередь не начать следить за нарушениями прав в этих лицемерных странах, считающих себя безупречными?


Официальная задача этих институтов заключается в том, чтобы «изучать и оценивать организацию избирательного процесса и последующих мероприятий; способствовать проведению исследований и разработке эффективных программ, направленных на борьбу с ксенофобией, расизмом, экстремизмом и терроризмом». Однако они также проводят семинары и конференции, посвященные главным аспектам новой доктрины Кремля, а именно защите многополярного мира от американской гегемонии, защите «традиционной семьи», а также изложению иной точки зрения на события в Сирии, на Украине и так далее. Их представители часто получают приглашения от СМИ, чтобы представить свою «политически некорректную» точку зрения на «западную пропаганду».


Информационная война, начавшаяся вместе с аннексией Крыма и сепаратистским движением на Украине, является важнейшим проводником влияния России. Ежегодный бюджет медиа-группы Russia Today, вещающей на английском, французском и немецком языках, составляет десятки миллионов евро, в ноябре 2014 года она создала международное новостное агентство Sputnik, а немецкоязычный «журнал за суверенитет» Compact призван распространять идеи Кремля в Германии.


Стремление повысить значимость России на международной арене в качестве родины консерватизма проявляется и в укреплении связей с ультраправыми популистскими движениями, в частности с французской партией «Национальный фронт». Путин долгое время рассчитывал на подъем и итоговую победу Марин Ле Пен (Marine Le Pen), которая является большой поклонницей российского президента. Бывший дипломатический советник Ле Пен и убежденный последователь евразийства Эмерик Шопрад (Aymeric Chauprade) стал одним из тех «независимых» наблюдателей, которые отправились следить за ходом крымского референдума в 2014 году и заставили зрителей телеканала «Россия» поверить в то, что Франция официально взяла на себя эту роль.


Часть бывшей партии «Союз за народное движение» (партии Саркози, которая теперь называется «Республиканцы»), а также «Левого фронта», по слухам, одобрительно отзывались о Путине, как о «сильном человеке», который смеет сопротивляться США. Такие политики, как Тьерри Мариани (Thierry Mariani) даже не скрывают, что они поддерживают Путина и аннексию Крыма. Аудитория российского президента в Европе, несомненно, выросла.


Путин ждет, когда популисты придут к власти, чтобы стать лидером Европы, и, чтобы это произошло, он задействовал все необходимые ресурсы, как финансовые, так и все остальные. С точки зрения Владимира Путина, все, что может способствовать расколу и ослаблению Европы, необходимо поощрять.


Пока Белый дом Трампа рассматривает возможность отказаться от участия в системе обороны Европы в рамках отказа от НАТО, Путин мечтает о Европе, которая будет стоять на коленях, которую будут раздирать сепаратистские движения и в которой будет доминировать новый консервативный лидер — он сам. Он затаился в ожидании наступления постмеркелевской эпохи, когда он сможет совершать более масштабные ходы. Это очень хитрый подход: вместо того чтобы непосредственным образом атаковать своих европейских соседей, Путин подталкивает европейцев к тому, чтобы те выступили против своих лидеров.


Он отправляет цифровых троянских коней в целый ряд демократий и призывает их граждан воспользоваться ими. Российский президент, еще более хитрый, чем Улисс, по всей видимости, убедил троянцев свергнуть Приама и самостоятельно разорить их город.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.