В Анкаре состоялся трехсторонний саммит президентов России, Ирана и Турции. РИА «Новости» со ссылкой на одного российского аналитика сообщает, что «региональный консенсус» по Сирии был достигнут. Однако он сразу же подчеркнул, что еще «слишком рано говорить о мире в Сирии». Совместное заявление лидеров трех стран — это сигнал для США, что региональные государства поддерживают мир в Сирии и американцы должны принять это во внимание, а также либо предложить «другой проект по достижению мира», либо «уйти из Сирии».


Российские аналитики согласны с тем, что карта областей влияния в Сирии будет поделена между тремя странами. Главной темой в повестке дня саммита было «рассмотрение статуса районов деэскалации», как заявил накануне встречи на высшем уровне помощник главы президента России Юрий Ушаков. Три страны завоевали все «победы», которые были достигнуты в Сирии в последнее время. И сейчас спустя почти год после исторического решения о создании «зон деэскалации и разделения ответственности за будущее страны» настало время обсудить достигнутые результаты, по данным российской газеты «Взгляд».


По мнению старшего преподавателя Высшей школы экономики Леонида Исаева, для трех стран зоны деэскалации — «это прежде всего механизм легитимации их присутствия на территории Сирии и участия в сирийском конфликте на правах гарантов исполнения режима тишины». Однако, по словам Исаева, зоны деэскалации не смогли стать эффективным механизмом снижения уровня насилия ни в одном из четырех регионов. «Главам трех государств необходимо принять решение относительно целесообразности их дальнейшего существования», — говорит эксперт.


Такое мнение разделяют большинство российских экспертов и аналитиков. Один из экспертов Российского совета по международным делам (РСМД) отметил, что зоны деэскалации не работали в тех районах, где они были наиболее актуальны, поэтому лидеры «тройки» должны принять «предварительное решение» о следующих попытках по уменьшению эскалации.


Российская газета «Взгляд» сообщила, что цели, которые были поставлены для «зон деэскалации» улучшили гуманитарную ситуацию и создали благоприятные условия для прогресса в процессе политического урегулирования конфликта, хотя прошел уже почти год с момента объявления об их создании.


Все объявленные зоны расположены в самых напряженных районах Сирии. Главная проблема, по мнению газеты, заключается не в вооруженных столкновениях, а в очевидном отсутствии прекращения огня между конфликтующими сторонами. Наиболее взрывоопасными и нестабильными из четырех регионов является южная Сирия, где пересекаются интересы огромного числа стран: Израиля, Иордании, Ирана, России и США, так что малейшие изменения в балансе сил могут привести к «серьезным столкновениям».


В документе о «зонах деэскалации» говорится о создании «условий для политического урегулирования». Однако документ не содержит конкретных шагов по достижению этого политического урегулирования. С 2012 года международное сообщество провело серию переговоров на разных платформах и в разных городах (Женева, Вена, Астана, Сочи) с участием различных групп (Москва, Эр-Рияд, Каир, Астана), но не достигло никаких серьезных результатов. В целом все понятно: длительный сирийский конфликт породил множество сторон, каждая из которых преследует свои интересы за столом переговоров.


Три государства-гаранта режима прекращения огня в Сирии несут ответственность и за разногласия других игроков при оценке конфликта. Главная связь между этими странами заключается в разногласиях с Западом, особенно с США. Стремление добиться баланса с американцами в регионе объединило их усилия. Интересы Москвы и Тегерана состоят в сохранении территориального единства сирийского государства и действующего режима. Однако существуют разногласия касательно будущего Дамаска, а также о роли и месте каждого участника сирийского конфликта. Если Тегеран заинтересован в сохранении превосходства алавитского меньшинства в суннитском большинстве, что позволяет ему усилить свое влияние на Ближнем Востоке, то Россия не может отказаться от своих отношений со всеми ближневосточными странами и поддерживать вражду с суннитами как в регионе, так и в мире в целом.


Интересы Турции в Сирии часто противоречат интересам России и Ирана. Следует вспомнить позицию Турции в отношении президента Асада в начале конфликта, ее отношение к курдам и неловкость, которую испытывали по этому поводу Москва и Тегеран, особенно из-за турецкой военной операции «Оливковая ветвь».


Конфликт в Сирии продолжается и его урегулирование не произойдет в ближайшее время. Следует учитывать противоречивые интересы основных игроков и их разногласия, а также тот факт, что все вопросы в этом конфликте решаются «политическими переговорами за столом переговоров».


Похоже, что саммит «Большой тройки» Ближнего Востока состоялся из-за убеждения трех стран, что время «для сбора урожая» в Сирии уже пришло благодаря их «победам» и заявлению Трампа об уходе американцев. Они согласились пересмотреть карту распределения сфер влияния, которую разработали в мае прошлого года. Они назвали ее «зонами деэскалации» в попытке навязать собственную политическую реальность в Сирии, которая обеспечила бы создание этих районов в соответствии с их нынешними границами или в более расширенном формате. «Большая тройка» обеспокоена не только повторным рассмотрением упомянутых областей, но и проблемой восстановления Сирии, для решения которой требуется около трех миллиардов долларов. Все три государства не имеют в свободном доступе такую огромную сумму, поэтому они вынуждены искать ее в других странах.


Три страны находятся в поисках решения для установления «мира» и восстановления Сирии. Они тратили государственные и частные деньги на разжигание конфликта, который привел к многочисленным разрушениям и грабежам, а когда настало время, они начали кричать и звать на помощь, обвиняя других, в том числе самих сирийцев в разрушениях и разграблении имущества.