Каковы потенциальные мишени?


После атаки в Хан-Шейхуне в 2017 году Дональд Трамп приказал нанести удар по аэродрому, с которого взлетали задействованные в той операции сирийские самолеты. 59 крылатых ракет, запущенных с американских военных кораблей в Средиземном море, повредили в Эш-Шайрате взлетно-посадочные полосы и ангары, но их быстро отремонтировали. Тот удар был в значительной степени символическим.


Если Трамп отдаст приказ о втором ударе, то он, вероятнее всего, будет носить более масштабный характер. Если ситуация выйдет за допустимые для него границы, американский президент не преминет заявить о себе как о волевом лидере (сравнений с Бараком Обамой он не потерпит). Франция тоже ранее заявляла о готовности к действию в случае, если факт использования химического оружия будет доказан.


Вероятными мишенями на этот раз станут другие сирийские авиабазы и, возможно, остатки самих ВВС. Понесший серьезные потери и значительно поврежденный сирийский парк реактивных самолетов нашел сильную поддержку в лице российских истребителей. Сирийская система противовоздушной обороны сильно пострадала от израильских ударов.


Каков потенциал США и Запада?


США держат в боевой готовности специальную группу ВМС в восточном Средиземноморье, снабженную арсеналом ракет загоризонтной дальности. Америка располагает большим числом реактивных истребителей в Катаре и на авианосцах в Персидском заливе, которые дислоцированы здесь для бомбардировок ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России — прим. ред.). Политика перелета над территориями Ирака или Саудовской Аравии с целью бомбить сирийский режим может быть чревата проблемами. Ракеты — более вероятный вариант. Их сложнее сбить, и даже в этом случае беда не велика. Удары с запада менее проблематичны во всех отношениях. Французские самолеты могут ударить по сирийским объектам после взлета с аэродромов во Франции. Если к борьбе присоединится Великобритания, то у нее есть база на соседнем Кипре, не так далеко от Сирии.


Какой вклад в ответные удары может внести Великобритания?


Королевские ВВС (RAF) располагают большим контингентом на Ближнем Востоке, который продолжает сражаться против остатков ИГИЛ. Им не составит труда в случае необходимости перенаправить самолеты и дроны на сирийские военные объекты. В этом регионе у Великобритании есть реактивные самолеты «Торнадо», известные своей способностью совершать низкие облеты и наносить точные бомбовые удары, а также истребители «Тайфун», вооруженные управляемыми авиабомбами Paveway lV. Кроме того в арсенале имеются дроны Reaper, оснащенные ракетами Hellfire. В последние несколько недель все они были задействованы в борьбе с ИГИЛ в Восточной Сирии или Ираке.


Однако главная ценность, которую представляет Великобритания для каких бы то ни было военных действий по инициативе США — у них нет недостатка в огневой мощи или опыте — заключается в открывающейся Соединенным Штатам возможности заявить, что они действуют не в одностороннем порядке.


Как Россия и Сирия могут отреагировать на военные действия?


Хотя сирийская система ПВО сильно пострадала в ходе израильских атак в марте, она по-прежнему представляет опасность. Ее устаревающие ракеты все еще летают быстрее современных самолетов: израильский F-16 сбила ракета 45-летней давности SA-5, что и вызвало предпринятые Израилем контратаки. Тем не менее зенитная батарея не способна обеспечить полную защиту от ракет с системой обеспечения полета на предельно малой высоте с огибанием рельефа. К тому же ранее Израиль предпринимал более ста ударов, в ходе которых Сирия не смогла сбить ни одного самолета.


Самый большой вопрос заключается в том, станет ли Россия пускать в ход свою более мощную систему С-400, которая уже более года находится в Сирии. Она обладает высокой поражающей способностью, которая угрожает самым современным самолетам в мире. Во время предыдущих атак Россия иногда ненадолго включала эту систему, однако еще не использовала ее в полной мере. Предупреждение, с которым министр иностранных дел России Сергей Лавров обратился к Трампу, и его совет не совершать нападение могут указывать на другой подход, который на этот раз будет использован для приказа об ударе.


Чего хочет сирийская оппозиция?


Немногие из оставшихся представителей оппозиции обречены на бездействие и унижение. Они больше не располагают силами ПВО и потеряли большую часть своих укрепленных позиций. Под контролем оппозиции сегодня находятся только Даръа на юге и Идлиб на севере, к тому же последний они делят с джихадистами, у которых совершенно иные представления о том, как должна выглядеть послевоенная Сирия. В течение последних шести лет лидеры оппозиции призывали к установлению бесполетных зон или к воздушным ударам с целью ослабить режим.


Российские и сирийские самолеты разгромили противостоящие Асаду силы и заставили их подчиниться: Восточная Гута стала последним тому примером. Поскольку под контролем России находятся по крайней мере две трети сирийского воздушного пространства, бесполетная зона ничего не изменит. Несбыточная мечта оппозиции в том, чтобы свергнуть режим. Но поскольку сегодня это не входит в намерения даже противников Асада, самое большее, на что может рассчитывать оппозиция, это ослабление сирийских военно-воздушных сил.


При участии Юэна Макаскилла (Ewen MacAskill).