Юлия Скрипаль выписалась из больницы. Ее отец Сергей, по сообщениям, также идет на поправку. Вокруг скандала с отравлением постоянно всплывает новая информация, которая далеко не факт что проясняет картину. Кремль выдает варианты один страннее другого, а Великобритания предпочитает помалкивать. Тому, кто хочет докопаться до истины, все еще приходится играть в угадайку.


Дело в том, что заявления российского МИДа все больше походят на передовицы «Фёлькишер Беобахтер» (Völkischer Beobachter, партийная газета немецких нацистов 1920-1945). Дипломатам досталась миссия, в советские годы им незнакомая, ведь тогда распространением пропаганды занимались другие органы. Британские спецслужбы свои сведения разглашают не полностью. Наверняка мы на самом деле знаем очень мало, объясняет российский эксперт по вопросам политики безопасности Павел Фельгенгауэр. Он ведет колонку в независимой «Новой газете».


Факты о «деле Скрипалей»


Российский двойной агент Сергей Скрипаль и его дочь Юлия были обнаружены в бессознательном состоянии на скамейке в Солсбери 4 марта. По сообщению британских властей, их отравили «Новичком», нервно-паралитическим веществом советской разработки. В России Скрипаль приговорен за измену родине, и, по словам британского премьер-министра Терезы Мэй, за покушением стоит российское руководство. Россия свою вину признавать отказывается.


В продолжение конфликта Великобритания выслала более 100 российских дипломатов. К высылке присоединились с США с 60 российскими дипломатами и 21 страна Евросоюза. Россия отплатила той же монетой.


«Новичок»


Разработка «Новичка» началась еще в СССР и продолжалась в период с 1971 по 1993 годы. В 1992 году химики Лев Федоров и Вил Мирзаянов предали огласке тот факт, что разработка продолжается и в постсоветской России, за что были схвачены и обвинены в измене родине. Позднее обоих освободили. Мирзаянов в настоящее время проживает в США. Ранее он заявлял, что Сергей и Юлия Скрипали были отравлены не чем иным, как «Новичком».


Итак, Юлия Скрипаль выписалась из больницы. Сообщается, что ее отец тоже идет на поправку, хотя российские и западные эксперты предрекали, что он либо умрет, либо останется инвалидом.


За все время скандала в российской и западной прессе не было отбоя от противоречивых заявлений о том, кто же стоит за попыткой отравления двойного агента Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. Британское руководство ничтоже сумняшеся приписало вину России, хотя специалисты из лаборатории в Портон-Дауне со всей определенностью дали понять, что их работа заключается лишь в том, чтобы определить само вещество, а не страну его изготовления. «Твит» с поспешными выводами британскому МИДу пришлось удалить.


Российский же МИД за это же самое время сделал ряд взаимоисключающих заявлений. Пару недель назад представитель МИДа Мария Захарова заявила, что «Новичок», помимо Великобритании и США, мог быть изготовлен в Чехии, Словакии и Швеции. Никаких доказательств российская сторона не предъявила. Как следствие этого заявления, российский посол в Стокгольме был вызван на ковер в шведский МИД.


Но российский МИД неоднократно утверждал, что «Новичок» — выдумка. По словам все той же Захаровой, никакого нервно-паралитического вещества с таким названием не производилось ни в бывшем СССР, ни в России.


По сообщению независимой российской прессы, эти заявления не соответствуют действительности. «Новая газета» провела собственное расследование убийства российского банкира Ивана Кивелиди, которого отравили в 1995 году. Эксперт, знакомый с материалами следствия, сообщил «Новой газете», что многое указывает на то, что Кивелиди был отравлен тем же нервно-паралитическим ядом, что и Скрипаль.


Яд убийцам продал некий Леонид Ринк, один из химиков, занимавшихся разработкой «Новичка» в закрытой лаборатории в городе Шиханы Саратовской области. На допросе Ринк заявил, что продал яд, потому что опасался, что его изувечат бандиты. Сообщается, однако, что в первую очередь ему были нужны деньги. В начале 1990-х, когда состоялась продажа отравляющего вещества, секретная лаборатория ГИТОС (Государственный институт технологии органического синтеза), чьим сотрудником Ринк числился на тот момент, была под угрозой закрытия. Зарплату сотрудникам не платили, и к тому же муниципальные власти отключили электричество и отопление за неуплату счетов.


В общей сложности Ринк продал бандитам пять ампул с ядом, которым, судя по всему, и был «Новичок» — заработав на этом 1 500 долларов. Четыре ампулы оказались впоследствии конфискованы ФСБ, и их дальнейшая судьба неизвестна. По подсчетам «Новой газеты», всего за пределы лаборатории попало восемь или девять ампул со смертоносным ядом. Содержимого каждой из них хватает для того, чтобы отправить на тот свет примерно 100 человек.


Журналист Роман Шлейнов, автор расследования, отметил особо, что это отнюдь не доказывает причастность Кремля к отравлению Скрипаля, хотя и свидетельствует о том, что контроль над нервно-паралитическим веществом в 1990-е годы Россия утратила.


Химик Владимир Углев, принимавший участие в разработке «Новичка» в 1970-е и 1980-е, подтвердил, что доказать происхождение яда британцы не в состоянии, однако подчеркнул, что в своих предположениях они скорее всего правы.


«Англичане могут сейчас лишь определить химическую формулу вещества, сделать это очень быстро и однозначно, тут даже и вопросов нет. Судя по тому, в каком состоянии находится Скрипаль так долго, тут совершенно однозначно, что вещество — именно той группы», — заявил Углев.


Углев избегает самого слова «Новичок», потому что находится под подпиской о неразглашении, как и остальные химики из бывшей секретной лаборатории в Шиханах. Тем не менее в интервью он не оставляет никаких сомнений в том, что нервно-паралитическое вещество — отнюдь не выдумка. Более того, производство его в настоящее время может быть налажено за пределами России.


Какова вероятность, что яд в Солсбери имеет российское происхождение?


«Вы знаете, я как ученый привык мыслить категориями доказательств, а их пока нет. Но есть последовательность событий, которая укладывается в некую логику, которая дает мне основания доверять версии англичан», — заявил Углев.


Павел Фельгенгауэр с ним согласен.


«Вполне вероятно, что преступник — из России, поскольку никому больше Скрипаль попросту не интересен. Однако неопровержимых фактов у нас ужасно мало, поскольку английские спецслужбы не раскрывают свои данные. Остается только гадать», — сказал Фельгенгауэр.