Президент Дональд Трамп заявил, что он даст решительный ответ на химическую атаку, произошедшую в сирийском городе Дума. Это может означать, что он (например, совместно с Францией) собирается нанести удар по войскам Асада. Однако американская администрация оказалась в сложном положении, виной чему отчасти послужили шаги самого президента, ослабившие позицию США в Сирии.


После химической атаки в городе Дума ситуация в Сирии вновь накалилась. Всего несколько дней назад американский президент и его администрация подали сигнал, что Вашингтон хочет ограничить свое участие в конфликте. Сейчас Трамп жестко осудил атаку и президента Асада, а также возложил часть ответственности за произошедшее на Иран и, что особенно важно, Россию. Вполне вероятно, что американцы решат провести операцию против сирийских войск. Однако политический фон такой операции выглядит гораздо менее благоприятным, чем год назад, когда США в ответ на применение химического оружия в сирийском городе Хан-Шейхун нанесли ракетный удар по авиабазе Шайрат.


Информационная война и применение химических веществ


Первый фактор, который может повлиять на действия президента — это разворачивающаяся в Сирии информационная война. Конечно, она ведется с самого начала конфликта, однако, после очередной химической атаки она вступила в новую фазу. Год назад в Хан-Шейхуне был применен зарин — боевое отравляющее вещество. Выяснить, кто стоял за атакой, а потом нанести ответный удар, было довольно легко. Сейчас регион боевых действий окружен (или контролируется) сирийскими правительственными войсками. В Думе, судя по всему, были применены хлор и зарин. Факт использования хлора в качестве отравляющего вещества доказать сложнее. Нелегко также выяснить, кто именно стоит за операцией, поскольку в регионе боевых действий достать его проще, чем зарин, а другие стороны конфликта теоретически тоже могут его применять. На то, что хлор используют войска Асада, обращал внимание, в частности, эксперт «Атлантического совета» Фредерик Хоф (Frederic C. Hof). Представители американской администрации уже раньше сигнализировали, что после ракетного удара 2017 года сирийские правительственные силы могли несколько раз пускать в ход это вещество, но эти атаки не вызвали такого резонанса, как операция с использованием обладающего более сильным действием и труднодоступного зарина. Таким образом, получить данные, необходимые для принятия решения о новом ударе, который станет ответом на события в Думе, будет очень сложно.


Присутствие российских сил противовоздушной обороны

 

После американского ракетного удара, нанесенного в апреле 2017 года, россияне усилили в Сирии противовоздушную оборону, в частности, разместив там дополнительные элементы комплекса С-400. Судя по всему, удар по авиабазе Шайрат стал для россиян неожиданностью. Американцам удалось обнаружить место, в котором находилась значительная часть сирийских самолетов, и успешно провести операцию, не попав в зону поражения российской обороны, а также не подвергнув риску своих военных советников. Сейчас подготовить операцию, при которой столкновения с российскими силами удастся полностью избежать, будет гораздо сложнее, тем более что представители руководства России, в частности, начальник Генштаба Валерий Герасимов, заявляют о готовности Москвы ответить на действия сил коалиции, если те нападут на Дамаск. В контексте того, что американцы хотят нанести как можно больший ущерб сирийским силам, а одновременно избежать эскалации конфликта, подготовить и провести операцию им будет очень сложно.


Геополитический «вакуум» и противники США


Несколько дней назад Трамп заявил о намерении как можно быстрее вывести американские силы из Сирии, подчеркнув, что США приходится вкладывать слишком много средств в действия на Ближнем Востоке, а ответственность за ситуацию в этой стране должны взять на себя также другие государства. Сообщалось, что большинство советников президента США выступали против его идеи. Это, несомненно, ослабит позицию Вашингтона в регионе, несмотря на то, что Трамп согласился временно, на период до шести месяцев, оставить там войска. Сложно по аналогии не вспомнить здесь о выводе сил США из Ирака при Обаме в 2011 году и их возвращении в эту страну через несколько лет в рамках операции по борьбе с ИГИЛ (запрещенная в РФ организация — прим. ред.).


Примерно в то же время, когда прозвучало заявление Трампа, в Анкаре состоялся саммит с участием президентов России, Турции и Ирана, посвященный ситуации в Сирии. Эти страны (по меньшей мере две из них выступают противниками Вашингтона) хотят завязать тесное сотрудничество, чтобы разделить сферы влияния в сирийском государстве. Ни для кого не секрет, что лишь присутствие США удерживает Турцию от широкомасштабных действий против курдов, которые выступают в рамках «Сирийских демократических сил» инструментом США, в некоторой степени ограничивающим влияния Ирана.


Если США решат немедленно вывести свои войска из Сирии, Москва и Тегеран (в котором Трамп давно видит серьезную угрозу) наверняка смогут укрепить свое влияние не только в охваченной гражданской войной Сирии, но и на всем Ближнем Востоке, и начнут представлять опасность для американских союзников. Судя по всему, Трамп искал «легкое» решение, а в итоге лишь усложнил ситуацию в регионе. Доказательств непосредственной связи между заявлением Трампа и химической атакой (обстоятельства которой остаются неизвестными) нет. Сенатор Джон Маккейн, однако, заявил, что слова президента придали смелости Асаду, а также поддерживающим его Ирану и России.


Если американцы решатся провести операцию, они могут использовать ракеты «Томагавк», размещенные на находящихся в регионе подлодках и надводных кораблях, нанести авиаудар или совместить обе эти тактики. Не исключено, что к атаке подключатся французские силы. Возможно, президент Трамп захочет провести более масштабную операцию, чем год назад, когда речь шла об одной цели. Для нанесения авиаударов американцы могут задействовать самолеты-невидимки, например, Ф-22, чтобы не дать противовоздушной обороне отреагировать на ситуацию.


Сухопутные подразделения к операции, скорее всего, привлекать не будут, поскольку это слишком дорого, кроме того, их появление увеличит риск столкновения с россиянами. Следует также напомнить, что, по словам пресс-секретаря Белого дома, Трамп не отказывается от идеи вывода войск из Сирии после того, как ИГИЛ потерпит окончательное поражение, а риск применения химического оружия снизится.


Это может означать, что американцы ограничат количество целей своей операции. Одновременно они могут предпринять какие-то шаги в отношении России и Ирана. Возможно, появятся новые ограничительные меры, напоминающие те, которые Вашингтон ввел против российских олигархов 6 апреля, вызвав панику на финансовых рынках. Что касается Ирана, США могут занять более жесткую позицию в отношении этой страны, а также соглашения по ее ядерной и ракетной программам. Не исключено, что иранские объекты в Сирии станут целью авианалетов, как это было во время атак Израиля.


Отчетливо видно, что после химической атаки в Думе ситуация стала гораздо более запутанной, а американская администрация оказалась в непростом положении, поскольку Россия, Иран и Турция усилили свои позиции. Доказательством того, что обстановка усложнилась, служит нападение на авиабазу Т4, за которым, по всей видимости, стоит Израиль. Еще недавно говорилось, что авиаудар организовали США или Франция. От решений, которые появятся в ближайшие дни, зависит, как будет выглядеть обстановка в регионе, и смогут ли американцы зарекомендовать себя в качестве надежных союзников. Любые шаги при этом связаны с серьезным риском.


Из сложившейся ситуации следует сделать два серьезных вывода, касающихся военного и политического присутствия США в разных регионах. Во-первых, американцы могут в любой момент отказаться от активности на той или иной территории (например, в Европе). Пример Сирии показывает, что ограничение присутствия (или даже заявление о намерении его ограничить) может привести к далеко идущим последствиям. Во-вторых, стремительные и непредсказуемые изменения политической ситуации могут создать дополнительную нагрузку на американский военный потенциал и автоматически ограничить возможности США в других областях. Этим, в свою очередь, может воспользоваться, например, Россия, решив, что ей представился «уникальный шанс» расширить свое влияние. Формируя политику безопасности в отношении Польши или восточного фланга НАТО, этот фактор следует учитывать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.