В последние годы в среде русских VIP и IP-эмигрантов на Западе, которых связывают с Кремлем напряженные отношения, происходит слишком много смертей. Большинство погибших, насколько мне известно, закончило свои дни в силу естественных причин. А вот покушение на Сергея Скрипаля и его дочь относится к тем немногим инцидентам, вину за которые даже холодные головы автоматически возлагают на Москву.


Согласно одной из версий, внешне как будто забытый агент на самом деле был столь же важной персоной, как и Литвиненко, и его нужно было ликвидировать тем, что было под рукой.


Но есть и другая версия. В реальности дело не в Скрипале. Целью операции было поставить Великобританию и Запад в то положение, в котором они сейчас и пребывают — в положение обвинителей, чьи обвинения логичны, но бездоказательны. Точно так же обвиняли Саддама Хусейна в создании оружия массового поражения. Обвинения были логичными, но, как выяснилось впоследствии, не подкреплялись убедительными доказательствами. И тем не менее многие верили в их существование.


Британское правительство могло сообщить лишь то, что можно было без труда доказать, а именно: Сергей Скрипаль и его дочь были отравлены веществом, называемым «Новичок». Это вещество когда-то разработал Советский Союз как боевое. Так британское правительство никого не обвинило бы, но всем все было бы понятно. Мало кто знает, что такое полоний. Что такое «Новичок», не знает почти никто. Но даже простой британец поймет, что это русское слово.


Реагировать на подобные «не-обвинения» непросто. Достаточно хоть немного пережать, и ваша контрпропаганда будет иметь обратное действие. На воре и шапка горит.


В идеальном случае доказательства вины России действительно найдутся, и их можно будет обнародовать. Или, по крайней мере, как в случае Литвиненко, выяснятся личности преступников и то, что они скрылись в России. Это убедило бы рационально мыслящих людей в том, что Кремль причастен к делу. И если бы британское правительство после этого предъявило свои обвинения, то тем самым ничего не потеряло бы и ничем не рисковало.


Однако все случилось иначе. Сразу же обвинив Россию, британское правительство, наоборот, поставило ее в положение, когда даже ее активная защита и самые разные выдвигаемые Россией версии не навлекают на нее еще больших подозрений. При этом само британское правительство лишило себя пространства для маневра. Ему не остается ничего другого, как настаивать на обвинениях в адрес России, невзирая на новые обстоятельства. И сама эта неизбежность делает обвинения менее достоверными.


А что если в итоге не найдется ничего, что могло бы однозначно подтвердить причастность России к покушению? Тогда в российскую виновность останется только верить. В глазах тех, кому веры не достаточно, это станет позором. И этот позор ляжет не только на Великобританию, но и на всех, кто сейчас с ней солидарен.


Попробуйте себе представить, какими будут последствия всего этого для солидарности европейских стран. Как это скажется на доверии к будущим обвинениям? У тех, кто обоснованно может бояться убийц из рядов российских спецслужб, станет еще больше причин для страха. На улице любителей разного рода теорий заговоров наступит праздник. И как минимум часть этих теорий обернется против Великобритании и ее союзников.


С точки зрения России, подобный результат стоит нескольких высланных дипломатов. Даже если оставшимся резидентам придется работать внеурочно, а некоторые секретные операции придется отменить. Можно даже сказать, что если бы покушение совершил кто-то другой, и Путин мог бы убедительно это доказать, обнародовать эти доказательства было бы не в его (Путина) интересах. По крайней мере, сейчас.


Чехословацкая химическая промышленность достигла солидного уровня еще тогда, когда мы были верными союзниками СССР. И если бы наша химическая промышленность имела отношение к «Новичку» (кстати, что это за вещество?), в этом не было бы ничего удивительного. Если кто-то считает требование президента узнать больше об этом прошлом сотрудничестве пророссийской политикой, то просто открыто демонстрирует отсутствие рассудительности и полный отказ от правды. Неужели президент, публично поставив задачу перед Службой информации и безопасности, что-то предал? Господи, да что же? Может, то, чего с момента обнародования названия вещества хотели преступники, желающие замести следы?


Если у Путина такие враги, то, пожалуй, ему и друзья ни к чему.