Джордж Оруэлл в своем романе «1984» написал: «Кто контролирует прошлое — контролирует будущее, кто контролирует настоящее — контролирует прошлое». В этой связи логичным кажется желание нынешней сербской власти, а также русофильской части общественности убедить граждан в том, что Россия и ее президент Владимир Путин изменили свое отношение к Западу из-за бомбардировок Сербии в 1999 году. Косово, конечно, сыграло свою роль в изменении позиции Кремля в отношениях с США, ЕС и НАТО, но все же российские глашатаи в Белграде эту роль преувеличивают.

 

Российская Федерация изменила свое отношение к Западу и НАТО не из-за бомбардировок СФРЮ в 1999 году. Перед тем как началась военная интервенция сил Североатлантического альянса, Москва была занята подготовкой к нападению на Чечню, которое должно было произойти через два месяца после подписания Кумановского военно-технического соглашения. Кремль полностью устраивало нападение НАТО на Сербию и Черногорию, поскольку это давало ему возможность реализовать свои планы в кавказской республике. Без интервенции НАТО против Белграда западные силы не дали бы России «зеленый свет» на войну в Чечне, где РФ применила тактику выжженной земли. НАТО и весь Запад закрыли глаза на злодеяния военнослужащих российских сил в Чечне. Преступления, совершенные ими там, были многочисленнее и безжалостнее тех, которые силы Милошевича совершили в Косово.


То, что бомбардировки бывшей СФРЮ не изменили отношение, а тем более политику Москвы к США и их европейским союзникам, доказывает также реакция российского президента Путина на теракт 11 сентября 2001 года и та логистическая поддержка, которую Кремль оказал союзникам из НАТО во время интервенции в Афганистане. Но главным доказательством того, что бомбардировки Сербии не оказали никакого влияния на российскую политику по отношению к НАТО, является подписание договора в Пратика-ди-Маре в 2002 году, по которому Россия стала партнером альянса. Был создан Совет Россия — НАТО. Тогда говорили, что это первый шаг к вступлению России в евроатлантические структуры, тем более что вхождение Польши, Чехии и Венгрии в НАТО в 1999 году прошло гладко.


Ситуация начала меняться после интервенции США в Ираке и так называемых цветных революций в Грузии, на Украине, в Киргизии и попыток переворота в Азербайджане, Молдавии и Белоруссии. Масла в огонь подлило и масштабное расширение НАТО на восток в 2004 году, когда семь стран бывшего Варшавского договора вступило в НАТО.


Тем не менее всего этого еще было недостаточно для окончательного перелома в российской внешней политике. Американские и евросоюзные дипломаты весь 2005 и 2006 год заверяли автора этих строк, что Россия бросит Сербию из-за Косово на произвол судьбы и не наложит вето на вступление Косово в ООН. Об Испании, Китае и других важных странах спонсоры одностороннего провозглашения независимости Косово и не думали. «Россия не мешала ни одному нашему важному решению или шагу. Она может не соглашаться с нами, но не пойдет против нас, поэтому я не верю, чтобы Россия изменила свой подход к проблеме Косово. Если приглядеться повнимательнее, то Белград и Москва постепенно движутся к выходу, они повернулись спинами, и когда наступит решающий момент, они будут уже на краю. Одного шага будет достаточно, чтобы отстранить их от решения проблемы Косово», — объяснял мне опытный американский представитель в Европе и на Западных Балканах Дэниэль Фрид в Брюсселе 12 лет назад.


Как и Фрид, все важные игроки в западных столицах были убеждены, что Сербия и Россия в итоге «проглотят» независимость Косово. Как они ошибались! Россия «проглотила» свержение Шеварднадзе в Грузии в 2003 году и приход к власти Саакашвили и не послала танки в Южную Осетию и Абхазию. Москва также закрыла глаза на оранжевую революцию на Украине. Лицо Ющенко попортили ядом, но его не убили, а Россия не вторглась в Крым и не разожгла гражданскую войну на востоке Украины.


Первым серьезным сигналом о пробуждении русского медведя стал неформальный шаг России в 2006 году. Речь идет о неофициальном документе, в котором страна неформальным образом проинформировала своих партнеров по международному сообществу о своей позиции. Когда стало очевидно, что Вашингтон видит Косово только в статусе независимого государства, Москва пошла на первый открытый протест. Она распространила в брюссельских дипломатических кулуарах неофициальный документ, в котором ясно говорилось, что Россия не позволит, чтобы Совет Безопасности утвердил окончательный статус Косово, который не соответствует Резолюции 1244 СБ ООН, и с которым не согласны все стороны, то есть Белград и Приштина. Иными словами, Россия дала понять, что не поддержит односторонних шагов.


За этим последовала знаменитая Мюнхенская речь Путина на конференции по безопасности в феврале 2007 года, когда он бросил Западу вызов. Клубок снова начал запутываться. Но крайне небольшое количество западных дипломатов и аналитиков разглядело эту коренную перемену, и еще меньше было тех, кто понял, что, как обычно это бывает в жизни и в дипломатии, одна маленькая деталь изменила ход истории. Этой маленькой деталью и стал неофициальный документ о Косово, с помощью которого Россия отправила сообщение Соединенным Штатам и ЕС о том, что больше не будет пассивным наблюдателем. Вскоре это подтвердилось в Грузии, на Украине, в Сирии, Македонии, Сербии, Боснии и Герцеговине, а также Черногории.


Президент Франции Николя Саркози и немецкий канцлер Ангела Меркель не смогли объяснить Джорджу Бушу младшему и Кондолизе Райс все те последствия, которые может повлечь за собой одностороннее провозглашение независимости Косово в случае, если не удастся предварительно достигнуть договоренности на уровне ЕС о признании Приштины. Наглость США и эта беспомощность Саркози и Меркель лежат в основе современных проблем, связанных с бывшим южно-сербским регионом. Я сам был свидетелем самоуверенных выступлений некоторых западных дипломатов и функционеров, которые надменно и дерзко говорили о том, что Косово войдет в ООН, что его признают все значимые государства, и что в итоге Белграду придется смириться с этим фактом и признать Приштину. Госдеп США и Белый дом недооценили позицию Испании и России и, к примеру, совершенно не учли позицию, которую может занять Китай. Администрация Буша хотела любой ценой решить и закрыть вопрос Косово до истечения мандата и за деревьями не видела леса.


США являются мощнейшей страной на планете, но даже лучшие ошибаются, в особенности, когда они тщеславны и самовлюбленны. В американской дипломатии полно дилетантов, карьеристов и ангажированных людей, которые уверены, что знают все лучше других, и что союзники должны вести себя так: во-первых, Вашингтон всегда прав, и во-вторых, если он не прав, то смотри пункт первый. Квалификация американской и российской дипломатии обратно пропорциональна экономической мощи США и России. Проблема в том, что США слишком великая страна, чтобы признавать ошибки, а Сербия очень маленькая, чтобы без негативных последствий для себя указать Вашингтону на его промах.


И все же было бы неплохо, если бы кто-нибудь напомнил Госдепу и его эмиссарам о том, что они говорили в 2008 году, когда дали Косово команду провозгласить независимость в одностороннем порядке. Пусть они теперь хорошенько подумают, позволят ли Китай и Россия членство Косово в ООН, и допустит ли Испания перспективу вступления Косово в ЕС, даже если Вучич сделает то, что от него требуют. Этим стоит заняться для того, чтобы в итоге США не остались без овец в ситуации, когда волки еще голоднее, чем прежде.