Считается, что сирийский конфликт следует решать дипломатическим путем. Но как, собственно, общаются между собой США и Россия? Каналов много, но проблема кроется в самой коммуникации.


Когда президент США Дональд Трамп отводит душу в Твиттере, это часто помогает выяснить серьезность его высказываний и намерения правительства США. Как бы то ни было, глядя на сирийский конфликт, многие наблюдатели пришли к выводу, что напряжение между Вашингтоном и Москвой все-таки не такое сильное, как во времена Карибского кризиса 1962 года.


Тогда коммуникации явно не хватало: о том, что думают и чувствуют на другой стороне, можно было лишь догадываться. Передача прямых новостей длилась часами. После того как Карибский кризис благодаря дальновидным решениям благополучно разрешился, стороны подписали в 1963 году соглашение об установлении между ними прямого канала связи, ставшего в последствии известным как «красный телефон». Это было сделано для того, чтобы сократить риск возникновения ядерной войны.


Недоразумения и неверные оценки


После распада Советского Союза казалось, что прямая конфронтация между США и Россией маловероятна, поэтому прямые каналы связи для кризисных ситуаций были заброшены. Это, например, привело к тому, что в 2008 году во время войны в Грузии связь едва функционировала. Как сказала бывшая представительница США в Совете безопасности Фиона Хилл (Fiona Hill) в одном из прошлых интервью для «Тагесшау»: «Положение было очень напряженным, каналов связи между Россией и США практически не было».


По словам Хилл, ныне советника Трампа по Совету безопасности, тогда постоянно возникали недоразумения и ошибки в оценках, потому что информация поступала в Вашингтон слишком поздно. Кроме того, там курсировали и неверные сведения, а зачастую и просто выдумки.


Проблема неверной информации сегодня актуальна как никогда. Но то, как были произведены последние авиаудары США по Сирии и как на них отреагировала Россия, свидетельствует, что согласования между Москвой и Вашингтоном все же происходят.


Каналы связи по Сирии


Майкл Макфол (Michael McFaul), посол США в России во времена президентства Барака Обамы, подтвердил сайту ARD, что в его бытность послом был создан канал связи между министерствами обороны в Вашингтоне и в Москве с целью поддержания коммуникации по Сирии. И этот канал связи действует до сих пор.


Андрей Кортунов, близкий к Кремлю московский эксперт, сказал ARD: «Канал связи между Белым домом и Кремлем используют и сейчас, также существуют контакты между военными на местах в Сирии». Как уточнил Кортунов, эти каналы используют в основном для предотвращения дальнейшей эскалации и для управления кризисом.


Федеральное правительство Германии также располагает каналом связи с Москвой. В зависимости от потребности обмен информацией между ответственными лицами происходит через электронную почту, посредством СМС или телефонных разговоров. Общественности сообщают лишь о телефонных разговорах между канцлером Ангелой Меркель и президентом Владимиром Путиным.


Высылки дипломатов затруднили контакты с российскими спецслужбами


Кроме того, прямые контакты со спецслужбами поддерживаются через немецкое посольство в Москве. Как сообщает новостное агентство dpa, компания по высылке дипломатов в связи с химическим покушением на бывшего агента Сергея Скрипаля затронула по одному сотруднику Федерального ведомства уголовной полиции Германии и Федеральной разведывательной службы Германии, а также двух военнослужащих. Официального подтверждения этих данным нет.


Высылка касается конкретных лиц, их должности, как правило, могут быть заняты вновь. Но это означает, что личные контакты с представителями российских спецслужб на местах придется налаживать заново, что вначале затруднит коммуникацию.


Стиль коммуникации — главная проблема


Как мы видим, каналы связи существуют. Также существуют и органы, способные найти дипломатические решения проблем, как того сегодня все настойчивее требует сегодня общественность. К этим органам относятся Женевская конференция по Сирии и «нормандский формат» для Украины.


Помимо этого, проводятся регулярные встречи не только в Совете безопасности ООН, но и, например, в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в Вене. Но там, как сетовал еще в 2016 году бывший генеральный секретарь ОБСЕ Ламберто Заньер (Lamberto Zannier), царит атмосфера, напоминающая времена холодной войны.


Взаимные упреки


Экспертная группа из представителей Востока и Запада попыталась по заданию ОБСЕ привести к общему знаменателю будущие дипломатические усилия. Но ей не удалось достичь даже минимального компромисса в оценке важных ключевых событий последних лет. В основном, дело дальше взаимных упреков не пошло. Достичь соглашения по темам, которые надо бы решать совместно, не удалось. То же самое рассказывают и дипломаты о переговорах с российскими представителями.


Близкий к Кремлю эксперт Кортунов видит главную проблему в отсутствии стратегической и политической коммуникации. Кроме того, многосторонние публичные форматы, такие как, например, Совет безопасности ООН, практически не позволили добиться каких-то результатов. Кортунов считает: «Нам нужны межличностные, четко сфокусированные, двусторонние переговоры на высшем уровне — свободные от какой-либо пропаганды».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.