Начиная наш анализ, можно прежде всего предположить, что решение о проведении досрочных выборов в Турции застигло врасплох значительную часть игроков на политической арене страны.


Или по крайней мере можно сказать, что на выходе на предвыборную дистанцию президент Реджеп Тайип Эрдоган гораздо более подготовлен, нежели другие кандидаты и партии.


Так, с ноября прошлого года Эрдоган использовал практически каждые выходные с целью участия в провинциальных съездах своей партии по всей стране. Обычно он успевал проводить за один день по два съезда в одном регионе. Например, 7 апреля состоялись съезды в провинциях Айдын и Денизли, а 8 апреля — в провинциях Сиирт и Ван.


Минувшие выходные были еще более ритмичными, и на этот раз президент нацелился на районные съезды партии. В Стамбуле в каждый из двух выходных дней президент уместил по три районных съезда. Так, в субботу он принял участие в съездах в районах Фатих, Башакшехир и Авджилар, а в воскресенье — в районах Малтепе, Ускюдар и Бейкоз. Конечно, если учесть и его обращения к народу перед каждым съездом, то можно сказать, что он произнес по шесть речей в день, а итог за все выходные — 12 выступлений…


Таким образом, мы не ошибемся, если сделаем следующее замечание. Этот темп, нацеленный на подготовку и поддержание живости организационных структур и электората своей партии, сделает возможным его участие в выборах 24 июня 2018 года на более выгодных позициях.


Вместе с тем уже не в первый раз в истории страны до дня голосования остается такой короткий промежуток времени. В прошлом бывали случаи, когда предвыборная кампания умещалась и в более короткие сроки. С другой стороны, в прошлом к досрочным выборам, как правило, обращались в тех ситуациях, когда возникала серьезная «проблема управления» в силу таких причин, как возникновение политического кризиса в стране, нестабильность, неопределенность.


Тем не менее на этот раз досрочные выборы состоятся в условиях отсутствия проблем с точки зрения политической стабильности. О каких-либо ограничениях, которые, например, связывали бы Эрдогана по рукам и ногам и препятствовали бы принятию решений по серьезным вопросам в области внешней политики и безопасности, говорить не приходится. Но тот факт, что сам Эрдоган в своем вчерашнем заявлении обратил внимание на «макроэкономические балансы», наводит нас на мысль о том, что в принятии этого решения экономические факторы тоже были весомым аргументом.


Один из важных моментов здесь заключается в том, что предстоящие выборы впервые за многопартийный период состоятся в условиях применения режима чрезвычайного положения по всей стране. В прошлом после того, как грянул терроризм Рабочей партии Курдистана (РПК) в 1987 году, все выборы, состоявшиеся за последующие 15 лет, проходили в условиях режима чрезвычайного положения, действовавшего на значительной части юго-востока страны (последние из таких выборов состоялись 3 ноября 2002 года). Эта практика, введенная в 1987 году в 13 провинциях, была отменена в 2003 году при правительстве Партии справедливости и развития и свелась к шести провинциям. Иными словами, ее зона применения была ограниченной.


На этот раз режим чрезвычайного положения применяется по всей стране. Самое чувствительное измерение этой ситуации заключается в том, что из-за полномочий издавать указы, имеющие силу закона, в условиях режима чрезвычайного положения правительство в ближайшие два месяца обладает возможностью без труда вводить в силу решения, которые в обычных условиях регулируются принятием законов.


Здесь перед нами возникает один из критически важных вопросов, связанных с этими выборами. Правительство обратилось к полномочиям, признанным конституцией в условиях режима чрезвычайного положения, после попытки госпереворота 15 июля 2016 года, на основаниях борьбы с терроризмом и FETÖ (террористической организацией Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen)), и уже почти два года каждые три месяца продлевает эти полномочия в Великом национальном собрании Турции. Крайне важно, чтобы полномочия, которые становятся возможными при режиме чрезвычайного положения, не использовались таким образом, чтобы это могло прямо или косвенно повлиять на предвыборную гонку, и выборы можно было провести в условиях равной конкуренции.


Кроме того, мы не хотели бы придавать значение спекуляциям на тот счет, что решение о досрочных выборах было принято для того, чтобы не позволить «Хорошей партии» (националистическая, консервативная, светская партия Турции во главе с Мерал Акшенер (Meral Akşener), созданная 25 октября 2017 года — прим. пер.) принять участие в них. Обеспечение обязательного участия «Хорошей партии» в грядущих выборах и безотлагательное устранение всевозможных законных и административных препятствий на пути к этому не допустит возникновения представления о несправедливости проводимых выборов.


Предстоящие выборы станут беспрецедентными со многих точек зрения. Прежде всего турецкий народ впервые пойдет на избирательные участки для того, чтобы выбрать одновременно и президента, и парламент, и в этой связи кардинальное изменение политической системы страны будет формализовано во всех смыслах.


Турции подобает сделать этот первый шаг в правильной, справедливой форме и не позволить какой-либо тени на него упасть.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.