Министр обороны Франк Бакке-Йенсен (партия Хёйре) должен будет ответить на целый ряд новых вопросов о том, против кого борются и боролись ополченцы, обученные норвежцами.


«Вопрос состоит в соблюдении мандата об участии Норвегии в операции Operation Inherent Resolve (Операция Непоколебимая решимость) и в том, соответствовали ли действительности сведения о норвежском вкладе, предоставлявшиеся правительством Стортингу, написал лидер Социалистической левой партии Аудун Люсбаккен в пятницу в письме, адресованному министру.


Источники в группировке MaT заявили газете Klassekampen, что они никогда и не скрывали, что боролись не только против ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ, — прим. ред.), но и против сил президента Сирии Башара Асада.


Хотя изначально план состоял только в том, что обученные норвежцами ополченцы обратят свое оружие исключительно против ИГИЛ, а не против правительственных сил Асада.


Уже когда было принято решение о миссии норвежских военных, правительство ссылалось на то, что гарантий, что группировки будут лояльными в будущем, нет. Но Социалистическая левая партия указывает на следующее:


«Появившаяся сейчас информация может, впрочем, указывать на то, что группы, обученные коалицией, сражались на нескольких фронтах одновременно».


Не только ИГИЛ?


В этой связи Социалистическая левая партия спрашивает, может ли Бакке-Йенсен подтвердить или опровергнуть, что обученные норвежцами силы в период с момента начала обучения осенью 2016 года и вплоть до его окончания, участвовали в боевых действиях против кого-то другого кроме ИГИЛ.


«Если верно то, что обученные норвежцами силы участвовали в военных действиях против кого-то еще кроме ИГИЛ, правильно ли то, что Норвегия возобновляла обучение после того, как это произошло?» — спрашивает Люсбаккен в письме, содержание которого стало известно NTB.


Он также хочет получить ответ на вопрос, что сделало правительство для того, чем занимались обученные норвежцами подразделения после того, как обучение было закончено, и когда правительству стало известно, что подразделения, в подготовку которых внесла свой вклад Норвегия, имели больше задач, нежели борьба с ИГИЛ.


Ревизионная комиссия


Одновременно с этим партия Rødt («Красные») направила в пятницу письмо в Ревизионную и конституционную комиссию Стортинга письмо, в котором содержится призыв потребовать от правительства ответа на некоторые вопросы о норвежской миссии.


Партия хотела бы получить ясность в вопросе о том, какие группы обучала Норвегия, знало ли правительство о том, что вооруженные подразделения, обученные норвежскими военными, участвовали в борьбе за смену режима, в то время как норвежцы выполняли свою миссию.


«Что сделало правительство, чтобы убедиться в том, что вооруженные группы, которые Норвегия тренировала и поддерживала в Сирии, выполняли свой мандат?» — задает вопрос в письме, содержание которого стало известно NTB, лидер партии Rødt Бьёрнар Мокснес.


Руководитель комитета Даг Андерсен (Dag Terje Andersen) (Рабочая партия) считает, что, по правде говоря, этим делом более уместно заниматься комитету по внешней политике и обороне, но ответил NTB, что письмо будет обсуждаться на заседании комитет во вторник.


«Они не боролись с ИГИЛ»


Местные группировки, боровшиеся против ИГИЛ, не сражались с режимом Асада, когда их обучали представители Вооруженных сил Норвегии, заявило Министерство обороны в электронном письме в NTB в четверг.


«Министерству оборону ничего не известно о том, что подобные группировки боролись с режимом Асада после того, как вооруженные силы Норвегии завершили их подготовку», — говорится в письме далее.


«Из соображений оперативной безопасности мы не раскрываем, какие местные группы мы обучали и поддерживали», — заявил министр обороны Бакке-Йенсен.


Группы были рассмотрены коалицией еще до того, как Вооруженные силы Норвегии начали сотрудничество, и инспекторы Вооруженных сил страны вплотную занимались местными группами, которые они обучали и поддерживали в течение периода сотрудничества, подчеркнул он.


Далее министерство ссылается на то, что группам было ясно, что мандат о норвежской поддержке должен был быть использован только в борьбе против ИГИЛ, это было условием продолжения норвежской помощи. Представители Вооруженных сил еженедельно или чаще отправляли на родину информацию обо всех сторонах сотрудничества.