Наложив санкции на бизнес российского олигарха, Вашингтон навлек на себя гнев могущественных американских и европейских компаний. Москва пытается максимально воспользоваться ситуацией.


23 апреля в Министерстве финансов США дали сигнал о том, что там могут снять санкции с российского алюминиевого гиганта РУСАЛ — при условии, что близкий к Кремлю олигарх Олег Дерипаска выкупит из фирмы свою долю.


В тот же день в Управлении контроля за иностранными активами (OFAC) решили отложить дедлайн для выхода из компании инвесторов. Учитывая размеры РУСАЛ, такое решение не является ни странным, ни исключительным.


Главной причиной для «подарка» стала надежда или, по меньшей мере, реальная вероятность того, что после изъятия компании EN+ и личных активов Дерипаски, РУСАЛ смогут исключить из списка запрещенных юридических и физических лиц.


Дерипаска является владельцем и главным управленцем РУСАЛ — именно поэтому 6 апреля администрация Дональда Трампа наложила на компанию санкции. РУСАЛ, второй крупнейший в мире поставщик алюминия, имеет сверхважные связи с американскими и европейскими игроками, а также серьезно интегрирован в рынок торговли металлом. После двух волн санкций США всем этим каналам пришлось непросто.


23 апреля министр финансов США Стивен Мнучин подтвердил, что именно Дерипаска, а не РУСАЛ, является главной мишенью санкций. И добавил, что просьба компании исключить ее из черного списка заслуживает внимания.


Но даже учитывая такое отношение Мнучина к этой идее, очень маловероятно, что процесс пройдет без осложнений.


Последний раз подобный раскол имел место в 2016 году, когда OFAC вынесло «приговор» двум панамским газетам. Ими владел Абдул Вакед, которого внесли в черный список за отмывание денег, полученных за торговлю наркотиками. Сага продолжалась целый год, в течение которого газетам время от времени возобновляли лицензии.


РУСАЛ — это намного большее и более сложное объединение, чем две панамские газеты. В этой истории американцы могут проявить больше выдержки и не дать Дерипаске получить дивиденды от продажи заблокированной компании. Тяжелая геополитическая туча, нависшая над Вашингтоном и Москвой, свидетельствует о том, что переговоры будут тяжелыми и жесткими.


А пока ситуация остается нерешенной, РУСАЛ еще способны более или менее осуществлять свои функции — хотя их влияние и будет очень ослабленным. Состояние компании, которое находится в США, останется заблокированными, что значительно уменьшает базу активов и, вероятно, приведет к отказу западных банков финансировать деятельность РУСАЛ.


Ну а между тем Вашингтон и Москва продолжат меряться рычагами влияния друг на друга. Поскольку США подвергли санкциям одно из крупнейших российских предприятий, прервав цепь поставок для некоторых влиятельных западных компаний, которые вскоре начнут горько сокрушаться из-за приближения окончания срока действия общих лицензий, чем в определенной степени повысят градус конфронтации.


Такое балансирование на грани войны будет подобно тому, что происходило в Панаме, а именно приведет к определенной неуверенности на рынке, где все же поймут: свои действия надо рассчитывать на несколько шагов вперед, а не довольствоваться получением шестимесячных лицензий без четких перспектив на будущее.


Поэтому пристегните ремни. Следующие шесть месяцев мы сможем наблюдать за большой публичной дискуссией, куда кроме непосредственных сторон конфликта присоединятся другие игроки рынка, которые будут настаивать на установлении более определенных условий. OFAC будут пытаться полностью вытеснить Дерипаску с РУСАЛ и это вряд ли принесет выгоду потенциальным российским олигархам, которые захотят купить предприятие. В том числе и российскому правительству, если там вмешаются в процесс и выразят желание национализировать РУСАЛ.


Стоит отметить и время объявления отсрочки дедлайна — это произошло как раз к 9 часам утра в понедельник 23 апреля. Это типично для OFAC — принимать решения о санкциях или лицензировании в самый пик ведения бизнеса в США (с 10 утра до 3 часов вечера) и накануне наиболее продуктивных дней недели (со вторника по четверг). Как правило, по понедельникам финансовые учреждения, которые накладывают санкции, как раз освобождаются от давления большого количества транзакций, которые происходили на выходных, а по пятницам несколько труднее воплощать подобные мероприятия (менее персонала работает в офисе, а значит и больше времени на внедрение соответствующих изменений). К тому же, увеличивается вероятность того, что за это время активы смогут выйти из юрисдикции США.


Такие сроки провозглашения отсрочки для РУСАЛ свидетельствуют о том, что администрация Трампа столкнулась с давлением американских и европейских покупателей компании, а также самих металлических бирж. Это понятно: последние стремятся иметь время, чтобы принять трудные решения и, скорее всего, осуществить необратимые и очень дорогие шаги для ухода от РУСАЛ.


И подобный протест вряд ли заставит чиновников пересмотреть серьезный план вывести из игры Дерипаску и его сообщника Виктора Вексельберга, который также должен свою судьбу в РУСАЛ, хотя и значительно меньше.


Москва, в свою очередь, будет стараться максимально использовать эту ситуацию в свою пользу: как в плоскости публичной дискуссии о законности американских санкций, так и в бизнес-кругах, побуждая американских и европейских предпринимателей еще больше давить на Вашингтон.


Да, определенные договоренности все же возможны. И политическая бойня и отравления санкциями поставят под сомнение статус РУСАЛ, а также, скорее всего, заставят главных клиентов компании искать более надежного поставщика, что значительно уменьшит влияние и размеры этой крупной российской корпорации.