Позиции ЕС подрывают политический популизм, который ведет его прямиком к племенной концепции Европы, потрясенной Брекситом, новой холодной войной, искусственно начатой НАТО, и «твиттер-стратегией» Дональда Трампа. В таких условиях Евросоюз (или его государства-конфетти) с решительностью, забавляющей историка Анну Морелли (Anne Morelli), руководствуется ее книгой «Принципы военной пропаганды» (они применимы в случае холодной, горячей или чуть теплой войны…). Речь идет о том, чтобы винить кого-то другого во всех грехах, всячески оправдывая обоснованность собственных действий. Это касается стратегии НАТО по отношению к России, замешательства британцев при виде последствий Брексита, торговой войны Дональда Трампа против всего мира и популизма в миграционном вопросе.


При этом все усилия политиков следовало бы направить на борьбу с главной угрозой XXI века, то есть разрушением планеты так называемым «человеком разумным» в связи с изменением климата, снижением биоразнообразия, бесконтрольной демографией и ее предсказуемыми последствиями: массовая миграция, нехватка питьевой воды и т.д. Тем не менее государства предпочитают плодить напряженность (зачастую искусственно), которая перерастает в конфликты с нередко катастрофическими последствиями.


Россия — «страшная угроза»


Именно так НАТО, «образцовая» оборонительная структура, настоящий щит западных ценностей, где всем заправляют США, лидирующая нация и пример для всей планеты, противостоит авантюризму Владимира Путина, «фанатичному» национализму русских и угрозам со стороны России для Прибалтики, Швеции, Норвегии и Украины… Это не говоря уже о «химической атаке» Москвы на территории Великобритании при устранении двойного агента Сергея Скрипаля.


Я был свидетелем объединения Германии в начале 1990-х годов и очень сожалею, что беседы Михаила Горбачева и Гельмута Коля не были в деталях перенесены в официальный документ. Москва без особого сопротивления приняла вступление бывшей ГДР в ЕС и НАТО в обмен (историки пытаются прояснить этот момент) на то, что ни один натовский солдат не появится к востоку от новых границ ФРГ. Кроме того, Россия (пусть она и была серьезно ослаблена) не стала устраивать скандал из-за вступления в ЕС всех восточноевропейских стран. Европейцы тогда совершили большую ошибку, позволив им одновременно вступить в НАТО при том, что США продолжали курс на ослабление России (это константа их внешней политики). Вторая ошибка ЕС заключалась в принятии этих государств без углубления собственного интеграционного проекта. Украинский кризис лишь обострил отношения России с НАТО и ЕС. Поэтому возлагать на Россию всю ответственность, как минимум, необоснованно и неверно.


Стратегия расширения НАТО и ЕС (не говоря уже о поведении украинского руководства) была предельно авантюрной. Одного взгляда на карту Европы достаточно, чтобы понять, что ни НАТО, ни ЕС не могли просто так «аннексировать» Украину без предварительного обсуждения с Россией. Сейчас, в 2018 году, говорить о возвращении Крыма уже совершенно бессмысленно. Что касается русскоязычного Донбасса, правительство должно предложить ему настоящую автономию, если хочет, чтобы он остался в стране. Наконец, не пора ли последовать на практике мудрым словам нашего премьера: «Мы слишком много говорим о России и слишком мало — с ней»?


Насмешки спецслужб


Английское правительство, наверное, само удивлено последствиями победы на голосовании по Брекситу. Всегда очень опасно предлагать народу выбор между «за» и «против» в ответе на чрезвычайно сложный вопрос, о котором мало у кого из граждан имеется четкое представление в условиях нынешнего разгула страстей в политике и СМИ.


Так, Тереза Мэй мечется между разными видами «брекситеров»: это сторонники жесткого варианта, их противники, а также те хитрецы, которые хотели бы сохранить все преимущества ЕС, избавившись от накладываемых им ограничений. Как бы то ни было, она увидела в деле нейтрализованного (?) на ее территории российского двойного агента возможность начать ограниченную войну с Россией. Разведка и контрразведка стары как мир. В них допускается все. Двойных агентов же не особенно любят, поскольку речь идет о потенциальном предательстве той или ной стороны.


Обвинения Владимира Путина в поставках химического оружия и проведении химической атаки в Великобритании наверняка вызывают смех специалистов из спецслужб по всему миру. Бездоказательные заявления Запада о причастности России в целом достаточно осторожны, когда речь заходит о «вероятных» действиях Москвы. Именно с этим связана (по счастью, бескровная) война с высылкой дипломатов, которые будут в кратчайшие сроки заменены новыми.


Убийственная идентичность


Что касается торговой войны, которую начал взбалмошный Трамп с помощью повышения пошлин на ряд товаров (за ним сразу же последовали ответные меры), она, скорее всего, закончится вничью, и все поймут, что такой шаг не играет никому на руку.

 

Наконец, поговорим о европейской горячке по поводу проблемы мигрантов, а также национальной или, скорее, племенной идентичности. С приближением выборов в Бельгии всем кандидатам — от левых до правых и мусульман — следовало бы ознакомиться с выдающейся книгой Амина Маалуфа «Убийственная идентичность» и подумать о прочитанном.


Китайская империя


Пока западный мир руководствуется одной лишь «твиттер-стратегией», Китай прокладывает новый шелковый путь на суше и на море. ШОС представляет собой идеальные рамки для наземных маршрутов (автотрассы, трубопроводы, железные дороги). Что касается моря, Китай возвращается к стратегии адмирала Чжэн Хэ, который в начале XV века плавал по морям с эскадрами до Ближнего Востока и Западной Африки. По неизвестным причинам эти экспедиции были прекращены в середине столетия.


ЕС следовало бы стремиться не только к большему единству, но и к правильной оценке стратегии Китая, который постепенно утверждается в статусе доминирующей евразийской державы. Главной сложностью для него, безусловно, станет поиск равновесия между сильной властью и личными свободами в государстве с населением более миллиарда человек. Си Цзиньпин не занимается «твиттер-стратегией» и не пытается никого чему-то учить.