«Нет счастья в комфорте, покупается счастье страданием»

Федор Достоевский


Судя по всему, русские хорошо себя чувствуют среди снега. И дело тут не только в холодной январской погоде в Давосе, где проходит ежегодный Всемирный экономический форум, любимое мероприятие российской элиты. Скорее миллиардерам, банкирам и представителям правительства нравится греться у костра широкого и отгороженного (от них) глобализированного мира. Так же вальяжно прогуливаться по альпийскому городку, как когда-то фланировали российские великие князья по Лазурному берегу или Баден-Бадену, большинство российских бизнесменов не может. Но зато вечеринки, такие, например, какие устраивает магнат Олег Дерипаска, уже давно считаются одним из ярчайших событий форума. Давос предоставлял русским международную трибуну и после того, как Запад ввел против России санкции из-за аннексии Крыма в 2014 году.


Игрок


Новые американские санкции потрясли сильнейшим образом прежде всего империю Дерипаски, который в лице «Русала» контролирует самого крупного производителя алюминия в мире. Вашингтон нацелился при этом не только на Дерипаску лично, но и на «Русал» и его холдинг «Эн+», торгующиеся на гонконгской и лондонских биржах, а также на другие предприятия этого внешне аскетичного миллиардера. Его предприятиям в принципе запретили совершать трансакции в долларах.


Кроме того, против них ввели и так называемые вторичные санкции, запрещающие не только американцам совершать сделки с Дерипаской и его предприятиями, но и затрудняющие, если не исключающие подобные сделки для физических лиц и фирм из третьих стран. Подобным же санкциям подвергся, помимо всех прочих, и Виктор Вексельберг с его холдинговой компанией «Ренова», что, кстати сказать, привело к некоторым волнениям вокруг швейцарского технологического концерна «Зульцер» (Sulzer).


Обоснования американского Министерства финансов относительно принципов отбора жертв для санкций настолько же просты, насколько и неубедительны. Вашингтон обвиняет Москву в «злонамеренной активности». По его мнению, олигархи и элиты более не должны быть освобождены от ответственности за дестабилизирующую деятельность своего правительства. Немедленно в сообщениях средств массовой информации заговорили о якобы близких отношений Дерипаски, Вексельберга и приближенных к ним лиц с российским президентов Путиным.


Но на самом деле называемые олигархами миллиардеры не являются частью ближнего круга Путина. Друзья и фавориты кремлевского властителя, такие, как шеф государственного нефтяного концерна «Роснефть» Игорь Сечин, миллиардер Геннадий Тимченко и несколько представителей семейства Ротенбергов уже давно значатся в американских санкционных списках, в то время как многие другие бенефициары феодальной «системы Путина» с менее известными именами остались незатронутыми.


Кажется, что последний список был составлен весьма произвольно. Правда, Дерипаска уже имеет богатый опыт с отказами во въезд в США. Но как многие предполагают, он и его алюминиевый гигант «Русал» еще и потому попали под обстрел, потому что Вашингтон ввел жесткие ограничительные пошлины на импорт алюминия — то есть решил убить двух зайцев одним выстрелом. Кроме того, Вексельберг считается исключительно аполитичным магнатом. А эта случайность может в данной ситуации оказаться козырем.


Если уж никто из списка богатейших людей журнала «Форбс» (Forbes) не может себя чувствовать застрахованным от американских санкций, то некоторые из них пытаются заранее максимизировать свое послушание. Так, Вашингтон уже испугался собственной смелости: меры против «Русала» оказали сильное влияние на рынок алюминия и грозят сокращением рабочих мест в России. Из США концерну уже сообщили, что он может располагать большим временем для урегулирования операций с США. А если Дерипаска откажется от контроля над «Русалом», то предприятие вообще могут убрать из санкционного списка.


Преступление и наказание


Фиксация США на олигархах вообще потеряла актуальность. Под «олигархами» понимают каждого русского магната, который на «диком Востоке» после краха Советского Союза приобрел состояние. Это понятие имеет такую же ценность, как изображение капиталиста в виде толстяка с цилиндром на голове и с сигарой в зубах. Иногда даже российских рестораторов и владельцев парикмахерских сетей причисляют к этой всемогущей категории. Таким образом, значение самого понятия олигархии как господства кучки людей, преследующих только личную выгоду, выхолащивается.


Политолог Дэниел Трейсман (Daniel Treisman) даже считает, что влияние олигархов в большинстве случаев уже в 1996 году сильно преувеличивали. По его словам, они действительно были раздражающими фигурами, генераторами общественного недовольства, источниками коррупции и символами растущего неравенства, но не более того. В середине 1990-х годов правительственная программа «кредиты в обмен на акции» заложила основу для создания подчас сказочных состояний. По этой схеме бизнесмены, давшие государству кредит, получали право на покупки государственных активов. Залоговые аукционы были непрозрачными и политически мотивированными.


Олигархи не являются исключительно российским феноменом. Пока права собственности не защищены, а верховенство права в государстве недостаточно обеспечено, когда как инвестиции, так и продажа предприятия возможны лишь с большим трудом, такие всемогущие бизнесмены частично решают проблемы переходной экономики. Если общество и экономика не функционируют нормально, расширение цепочек создания стоимости может стать действенным средством оптимизации экономики. Вопреки распространенному обвинению в том, что «олигархи» лишь выжимают из предприятий все соки, большинство их приватизированных предприятий развиваются лучше, чем государственные концерны.


С целью подвести окончательную черту под приватизацией, проведенной в начальной стадии российского капитализма и воспринимаемой обществом как несправедливая, было предложено, чтобы бенефициары этой приватизации выплатили одноразовый налог. А им в свою очередь были бы гарантированы права на их собственность. В беседе с NZZ Владимир Потанин, один из «прежних» олигархов, сказал пару лет назад: «Приватизация 1990-х годов была несправедливой и таковой останется. Но несправедливая не значит нелегальная». Но Кремль не проявил интереса к подобному отступному шагу.


За время правления Путина произошло настоящее огосударствление олигархии. Кремль использует этих якобы всемогущих людей и дает им некоторую экономическую свободу. Кроме того, и некоторые члены правительства, государственные чиновники и старые соратники Путина постепенно становятся новыми олигархами. Эти магнаты наживаются на затрудненной административными барьерами конкуренции внутри России. Во время экономического кризиса правительство поддерживает этих бизнесменов, чтобы «стратегически важные» предприятия не попали в руки иностранцев. В энергетической области государственные капиталисты по милости Путина уже за прошедшие годы заняли командное положение.


Не герои нашего времени


Как и американские бароны-разбойники XIX века, русские магнаты обязаны своим возвышением смеси из коммерческой смекалки и бесцеремонности, а также политическим связям. Но в то время как Вандербильды, Рокфеллеры и Карнеги сумели совершить прыжок в общественную респектабельность, потанины, дерипаски и вексельберги над этим еще работают. Покупками фирм и выходом на зарубежные биржи, коллекционированием предметов искусства, поддерживанием связей с бывшими, но влиятельными западными политиками, филантропическими инициативами некоторые магнаты стараются заслужить уважение на Западе. Некоторые пытаются перенести центры своих бизнес-империй за границу, чтобы стать недосягаемыми для Кремля.


Но сначала финансовый кризис, а затем и санкции, и общее ухудшение отношений с Западом перечеркнули эти расчеты.


Последние санкции только укрепили фатальную связь Кремля и миллиардеров. Но теперь не только Путин обладает правом решать, кто чем может обладать, Вашингтон также хочет это определять. В результате скорее всего получится, что государственный капитализм в России укрепится, а стагнация экономики усилится. Таким образом, передача «Русала» в государственные руки может стать одним из решений проблемы. Миллиардеры как (непопулярные) агенты позитивного экономического развития отжили свое. Фигура предпринимателя, которому в российском обществе и так приходится нелегко, терпит очередное поражение.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.