Визит Никола Пашиняна в Сочи и его присутствие за евразийским столом вместе с «вечной тройкой» были в центре внимания российских СМИ и экспертного сообщества. Основная обеспокоенность звучала традиционно — останется ли новая Армения на российской орбите или «соскочит». Отмечается, что альтернативы у Армении, кроме России, нет, и Никол Пашинян уже заявил о сохранении армяно-российских отношений. А в качестве доказательства приводится его отчество — Воваевич.


Однако то, как армяне встретили Никола Пашиняна в Сочи, действительно вызвало озабоченность. Сотни армян встречали его в аэропорту и во дворе Армянской церкви, и Никол призвал их вернуться в Армению, инвестировать и создавать рабочие места.


С одной стороны — армянский митинг в России (многие приводят в пример Европу, где запрещаются предвыборные выступления Эрдогана перед местными турецкими общинами), а с другой — призывы вернуться. Как бы ни утверждали в России, что не нуждаются в армянах, что они делают одолжение армянам, позволяя жить и работать в России, массовый исход армян из России, особенно, с юга может стать для России серьезной проблемой.


Русские уже заявляют, что в России проживает три миллиона армян, и они уже проводят митинги. Три миллиона — серьезная цифра, особенно, если общество политически активное, причем, везде — от гастарбайтеров до представителей элиты.


Армянская диаспора в России была, пожалуй, наиболее интертной и политически пассивной, но Армянская революция сообщила импульс и ей. Армяне ощутили свою силу, остается задуматься о репатриации, которая провозглашена главной задачей Движения.


Никол Пашинян в своих выступлениях во время митингов и шествий не раз отмечал роль российских армян для Движения и заявил, что понимание их позиции со стороны российских властей будет оценено положительно.


Таким образом Движение превратило российское армянство в фактор, и община поддержала Движение. Это мощнейший фактор в армяно-российских отношениях.