Имя чеченца, напавшего с ножом на прохожих в Париже, было внесено в категорию, обозначенную как "fiche S" (так в силовых ведомствах обычно отмечают людей, которые могут представлять угрозу национальной безопасности) за его связь с людьми, желающими отправиться в Сирию. Чечня, исламская кавказская республика, является одной из стран, которые поставили больше всего джихадистов для «Исламского государства» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.).


Хамзат Азимов, получивший французское гражданство в 2010 году, родился в 1997 году в Чечне. Как его ближайший друг, находящийся с воскресенья под стражей. Оба были внесены в категорию S за их связи с молодыми людьми, желающими отправиться в Сирию.


Это не первый случай, когда Чечня упоминается в делах, связанных с джихадистами. Во время Бостонского марафона в 2013 году два брата чеченца совершили теракт. В 2016 году в аэропорту Стамбула теракт был организован одним из чеченских полевых командиров: погибло 45 человек.


Во Франции чеченец, живущий под именем Хамзат Азимов недалеко от Страсбурга, впервые появился в пропагандистском видео ИГ, снятом в Сирии через несколько дней после нападения на редакцию «Шарли Эбдо». Несколькими неделями позже шесть молодых чеченцев были задержаны по подозрению в организации переброски боевиков в Сирию.

 

Более 60 000 чеченцев проживают во Франции

 

«По данным Главного управления внутренней безопасности, от 7 до 8% французов, вовлеченных в сирийско-иракские джихадистские группировки, имеют чеченское происхождение», — напоминает Жан-Шарль Бризар (Jean-Charles Brisard), возглавляющий Центр анализа терроризма.



«Более 60 000 чеченцев живут сегодня во Франции, некоторые из них близки к идеологии ИГ. Наши разведывательные службы отслеживают это», — сказала представитель центристской партии «Союз демократов и независимых» (UDI) Натали Гуле (Nathalie Goulet), которая возглавляла парламентскую следственную комиссию по вопросам борьбы с джихадистскими организациями.

 

Однако, по словам Алена Шуэ (Alain Chouet), бывшего начальника отдела Главного управления внешней безопасности, «на самом деле нельзя говорить о какой-то джихадистской сети. Но в результате войны в Чечне Западная Европа предоставила убежище большому числу беженцев, некоторым из которых удалось выйти из-под контроля».

 

Две войны за независимость, затем террор


История этих иммигрантов достаточно специфическая. «Основная часть чеченцев прибыла после второй чеченской войны, в период с 2000 по 2009-2010 годы, их пик пришелся на 2003 год», — объясняет председатель Комитета по Чечне Паскаль Шодо (Pascale Chaudot).

 

В период с 1994 по 1996 год и с 1999 по 2000 год мусульманская республика российского Кавказа пережила две жесточайшие войны с Россией, вторая спровоцировала радикальный исламистский мятеж. В 2000 году к власти пришел пророссийский тиран Ахмад Кадыров, а затем (после его смерти — прим.ред.) его сын, нынешний глава Чечни Рамзан Кадыров, который продолжил террор.

 

Десятки тысяч чеченцев, бывших оппозиционеров или простых граждан, которым угрожал жестокий режим, покинули свою страну и бежали в Европу. Во Франции убежище получили не менее 15 000 россиян, в том числе из Чечни.

 

Конфликт, перекочевавший в Сирию

 

Некоторые среди этих беженцев «были под сильным впечатлением после просмотра видеокадров, показывающих разрушенную Сирию и раненых детей, и в чем-то узнавали себя в этой войне», — продолжает Паскаль Шодо.

 

К тому же чеченский конфликт частично переместился в Сирию. «Когда Россия официально начала операцию в Сирии для оказания поддержки Башару Асаду, среди отправленных Москвой солдат были вооруженные чеченцы от Рамзана Кадырова», — сказала Од Мерлин (Aude Merlin), преподаватель Свободного университета в Брюсселе. Без всякого страха, некоторые чеченцы переходили на сторону «Исламского государства», которому Кавказский эмират (исламистская структура, действовавшая на Северном Кавказе и ставившая своей целью создание независимого исламского государства на его территории — прим.ред.), поклялся в верности.

 

Тысячи чеченцев, в том числе из стран, куда иммигрировала диаспора, отправились тогда в Сирию воевать на стороне ИГ по призыву «Омара чеченца», бывшего солдата, ставшим культовой фигурой среди джихадистов.

 

«Мы наблюдаем конфликт поколений между первыми борцами за независимость, которые были простыми людьми, и их сыновьями или племянниками, которые, помня о том, что их отцы потерпели провал, слишком увлеклись исламистской риторикой», — продолжает Од Мерлин. Так чеченцы стали одной из самых представительных национальностей в рядах боевиков ИГ.