Реакция России на сенсационное интервью Юлии Скрипаль агентству «Рейтер» (Reuters) была до зевоты предсказуемой. Государственные чиновники, телеведущие, лояльные властям журналисты, многочисленные эксперты и, конечно же, интернет-тролли сразу же бросились наперегонки подвергать сомнению заявление Скрипаль.


Она не могла знать значение фразы «инвазивная терапия», ведь она — географ по образованию. Почему она не прикрыла этот отвратительный шрам, оставшийся от трахеостомии, шарфиком или чем-нибудь еще? Почему ей надо было так выставлять его напоказ? Почему она говорила с таким напряжением и так неестественно? Она постоянно водила взглядом по сторонам и сжимала губы! Это же заметно любому физиономисту!


Она похожа на школьницу, читающую стихотворение, включился в дискуссию один из экспертов. Нет, все ее заявление похоже на видео с заложниками ИГИЛ (террористической организации, запрещенной в РФ — прим. ред.), сказал другой. А графолог в интервью телеканалу Министерства обороны России заявила, что, судя по почерку, Юлия — «человек достаточно ведомый».


И вообще, все сходятся во мнении, что в ее речи было множество несуразных выражений, что явно указывает на то, что Скрипаль говорила по тексту, написанному другим человеком. И он явно был написан носителем английского языка, а потом переведен, причем, плохо, на русский язык (на странице российского Министерства иностранных дел, печально известной своими язвительными твитами, с издевкой пишут о том, что в MI5 не хватает хорошо оплачиваемых экспертов по России). Какой же русский вместо фразы «назад в Россию» сказал бы «назад домой в мою страну»?


Более широкое освещение дела Скрипалей в России ничем не отличается. Как, впрочем, и любое другое громкое дело, в котором Россия, по общему мнению мировой общественности, является виновником — от отравления Александра Литвиненко до крушения авиалайнера MH17 на востоке Украины. Шквал категорических отрицаний властей, противоречивые версии людей, внезапно ставших экспертами и требующих к себе внимания на государственных телеканалах, и грубое издевательство в сочетании с ограниченным охватом аудитории для немногих оставшихся независимых СМИ и отсутствием доступа является гарантией того, что противоположные мнения сквозь эту дымовую завесу практически не проникнут.


Коллеги-«шутники» с хорошо подвешенными языками, пранкеры, известные как Лексус и Вован, позвонили министру иностранных дел Великобритании Борису Джонсону и хитростью внушили ему, что он разговаривает с премьер-министром Армении. А российские государственные СМИ сделали все, чтобы эта новость стала главной сенсацией.


Важным элементом такого освещения событий являются насмешки и зубоскальство. Ухватившись за заявление Терезы Мэй о «весьма вероятной» причастности России к отравлению Скрипалей, эти же самые телеканалы и тролли раскручивают целую дополнительную комедийную сюжетную линию, превратив эту фразу в хэштег и даже в программу (нереальную) возвращения домой российских студентов, обучающихся в Великобритании. Суть этого контраргумента заключается в том, что Россия не приемлет даже намека на двойственность доказательств в отношении себя — и никакие доказательства никогда не смогут убедить пресс-секретаря МИД России Марию Захарову публично признать эту вину во время своих еженедельных брифингов.


Хотя есть соблазн отнести все это к некоему проявлению умения российского государства «заморочить головы» с помощью пропаганды (используя «сфабрикованные новости в качестве оружия» или организованную в централизованном порядке дезинформационную кампанию), реальность на месте событий более будничная и, откровенно говоря, отчаянная. Если верить одной из версий отравления Сергея и Юлии Скрипалей — что это было делом рук независимого агента — Россия могла бы помочь в расследовании. Но для этого потребуется признать хотя бы часть вины, чего в России просто не бывает. Вина означает слабость, и ни один российский чиновник не готов показать ни малейшего признака слабости, особенно перед собственной командой. Так что единственное, что остается — это неистовство и бравада. Даже если это явно ведет в тупик.


Ситуация с делом Скрипалей — это, к сожалению, предсказуемый тупик: чем больше западные лидеры и СМИ требуют ответов, тем меньше российские представители готовы их давать и лишь обрушиваются с нападками, даже если это означает ужесточение санкций и изоляцию. Но вот что сказал мне один правительственный чиновник: «Если хотите что-то от них получить, не надо постоянно гладить их против шерсти. Иногда от этих людей можно многого добиться, слегка польстив им».