Дакар — Все знают, что Франция, бывшая колониальная держава, по-прежнему играет важную роль в Африке, а Китай расширяет там свое присутствие. Вместе с тем общественность постепенно узнает о скрытом и, прежде всего, военном влиянии России. Как правило, все начинается с поставок оружия и технического оборудования для армии, затем появляются инструкторы. Переход от роли инструктора к роли наемника часто происходит очень быстро, тогда как характер новых задач остается расплывчатым. Именно таким образом Москва сделала себя необходимой в таких странах, как Судан, Ангола, Мозамбик и Нигерия. Тесные отношения существуют у нее также с Эфиопией и Зимбабве. Поражение русские потерпели лишь в Джибути, где они хотели создать военно-морскую базу.


Русские заполняют вакуум


Однако особо важным для Кремля регионом с начала этого года стала охваченная кризисом Центральноафриканская Республика. По сути дела, в отношении этой страны, которая примерно на 80% контролируется повстанцами, действовало эмбарго на поставку оружия. Однако Совет Безопасности ООН сделал исключение, и Россия получила разрешение на поставку туда оружия для укрепления находящейся в бедственном положении армии. Вместе с оружием Кремль направил в столицу государства Банги пять военных, а также 170 «гражданских инструкторов».


Что касается этих мнимых инструкторов, то речь, очевидно, идет о сотрудниках «охранных фирм» и частной военной компании «Вагнер», которые уже были задействованы в Сирии и на Украине. Особенно деликатным является вопрос о том, что, по данным из многочисленных источников, эти наемники также обеспечивают безопасность президента Туадера (Touadéra). Еще в 2013 году армейские склады оружия были разграблены. Россия взяла на себя обязательство надежно разместить арсеналы, и все хранящиеся там объекты получили серийные номера.


Но и Париж частично несет ответственность за то, что Россия сегодня играет в Центральноафриканской Республике ведущую роль. Дело в том, что в октябре 2016 года после избрания Туадера французская ударная оперативная группа «Сангарис» (Sangaris) была довольно поспешно выведена из страны, хотя ситуация там продолжала оставаться хаотичной. 12 тысяч оставшихся там «голубых касок» из состава Многомерной интегрированной миссии по стабилизации в Центральноафриканской Республике (Minusca) охраняли прежде всего самих себя.


1 мая нынешнего года в центре Банги, в церкви Нотр-Дам-де-Фатима произошло массовое убийство христиан — 25 человек были убиты, в том числе служители церкви, а 170 получили ранения. Солдаты ООН, как обычно, отреагировали довольно медленно. Франция оставила после себя вакуум в Центральной Африке, который сегодня заполняет Россия. Дело в том, что на свою собственную армию правительство страны пока не может положиться.


Франция отступает


На территории Центральноафриканской Республики расположены многочисленные месторождения полезных ископаемых — алмазы, золото, платина, уран и нефть. Как и в других африканских странах, Россия, помимо взаимодействия в военной области, развивает экономическое сотрудничество. Особенно активно в регионе, расположенном к югу от Сахары, действуют такие компании, как Газпром и Роснефть (энергетика), Русал (рудники), Росатом (атомные реакторы), а также Эксимбанк.


Пока еще объемы торговли между Африкой и Россией примерно в 40 раз меньше, чем торговля Африки с Китаем, однако эти показатели быстро увеличиваются. Подписанная в 2017 году в Сочи сделка с Москвой по поставкам оружия включает в себя также положение о разработке Россией природных ресурсов, расширении торговых отношений и заключении контрактов для участия в реализации инфраструктурных проектов.


Франция опасается того, что она может утратить влияние в своем внутреннем дворе. Ирония судьбы заключается в том, что некоторая часть военных советников из России располагаются во дворце бывшего самопровозглашенного императора Бокассы, который правил с 1966 года по 1979 год и был свергнут французами.


Дворец находится в 50 километрах от столицы страны, там имеется стрельбище, а также несколько взлетно-посадочных полос, что делает русских независимыми от находящегося под контролем французов аэродрома в Банги. Согласно оценкам, в настоящее время в Центральноафриканской Республике находятся уже 1400 русских. Судя по всему, там работают даже эксперты в области дезинформации, занимающиеся прежде всего антифранцузской пропагандой.


Многие африканцы в свое время прошли обучение в Советском Союзе, и Россия во многих местах использует свой антиколониальный, антизападный имидж времен холодной войны. В такой стране как Центральноафриканская Республика, где широко распространено враждебное отношение к французам и к ООН, эта идеология освобождения, какой бы лживой она ни была, является весьма ценным ресурсом.