Нет сомнений, что безопасность никогда не придет к Израилю по милости держав. Это подтверждается всей 70-летней историей независимости еврейского государства. Только смелые, решительные действия, которым предшествовали мужественные политические решения, приносили столь желанный мир этой земле. Излишне упоминать Шестидневную войну или операцию Энтеббе, как яркие примеры такого порядка вещей в нашем регионе.


Вернемся в наше время. Более пяти лет полыхает гражданская война к северу от наших границ. Мы долгое время сдерживали себя, вели политику нейтралитета и невмешательства. Когда прилетал на нашу территорию шальной снаряд, мы наносили ответный удар. Обычно символический, чтобы никто с той стороны не пострадал. Мы оказывали медицинскую помощь сирийцам за счет израильского налогоплательщика. Причем, не выясняя, кого мы привозим в наши больницы, гуманитарный случай или раненного боевика «Аль-Каиды» (запрещенная в России организация — прим. ред.). Каков был результат? Иран и «Хезболла», а заодно и тысячи шиитских боевиков из Ирака и Афганистана, начали строить инфраструктуру террора по всей Сирии — базы беспилотников, заводы по производству сверхточных ракет, аэродромы и много другое. Никто в Израиле не имел никаких иллюзий по поводу предназначения этих объектов. Конечно, в планах иранских сил было разворачивание крупномасштабной террористической деятельности против Израиля под зонтиком российских ВКС и батарей ПВО.


Но с недавних пор израильская концепция поменялась. ЦАХАЛ начал наносить точечные удары по стратегическим иранским объектам. Эти удары были весьма болезненны для режима Асада, и вот сегодня забрезжил свет в конце тоннеля. На прошлой неделе министр обороны Авигдор Либерман отправился с официальным визитом в Москву, где встретился со своим коллегой Сергеем Шойгу. Видимо, диалог между министрами велся на русском языке, и это значительно ускорило нахождение общего знаменателя. Практически в тот же день правозащитные организации, которые занимаются мониторингом гражданской войны в Сирии, сообщили о том, что «Хезболла» и шиитские милиции начали собирать вещи. Они покидают юго-западные районы Сирии — Дъраа и Кунейтру, которые примыкают к северным границам Израиля и Иордании.


Накануне встречи Шойгу и Либермана, министр иностранных дел России Сергей Лавров сделал важное политическое заявление: все иностранные силы должны покинуть территорию Сирии. Кроме, разумеется, российских войск на базе Хмеймим, которую РФ получила в обмен на спасение режима Асада. А сразу после встречи посол России в ООН Василий Небензя заявил, что есть соглашение, которое устраивает все причастные стороны. Был ли Иран также стороной в этой сделке — пока не ясно, хотя и были сообщения о тайных встречах между израильскими и иранскими представителями при иорданском посредничестве. Впрочем, это большого значения не имеет.


На следующий день американская пресса поспешила сообщить со ссылкой на компетентные израильские источники, что никакого соглашения, собственно говоря, нет. Израиль получил вывод иранских войск из приграничных районов без каких-либо уступок или обязательств. А выходящая в Лондоне арабская газета «аш-Шарк аль-аусат» сообщила со ссылкой на российские источники, что по договоренности между Либерманом и Шойгу Израиль сохранил за собой полную свободу действий против иранских объектов. Разумеется, удары должны быть аккуратными, чтобы не задевать армию режима Асада, для которой сегодня противостояние с Израилем равносильно гибели.


Встреча Либермана и Шойгу продолжалась полтора часа. По всей видимости, по иранскому вопросу интересы Израиля и России совпали. Да и режима Асада, по большому счету. Сегодня все заинтересованы в том, чтобы иранцы вернулись домой и увели все свои бандформирования. Старая арабская пословица гласит, что корона не будет держаться на двух головах, одну придется отрубить. Вот и РФ не собирается ни с кем делиться влиянием.


После встречи министров обороны состоялась телефонная беседа между Биньямином Нетаньяху и Владимиром Путиным, которая поставила устные подписи под достигнутыми договоренностями. Израиль требует ухода иранцев со всей территории Сирии, России удалось договориться лишь об освобождении юго-западных районов. Россия признает израильские интересы в регионе и не хочет погрязнуть в сирийском болоте до скончания века. Гражданскую войну необходимо закончить, в этом сегодня заинтересованы все игроки.


США восприняли российско-израильские договоренности с большими оговорками. Госдпартамент продолжает настаивать на том, что Асад должен уйти, и американцы будут наращивать давление на режим. Поэтому возвращение под контроль режима района Кунейтры, примыкающего к израильским Голанским высотам, очень не нравится Вашингтону. Израиль тоже от этого не в большом восторге, и тот же Либерман высказывался в том же ключе: Асад должен уйти. Но при этом Либерман прагматик, и Израиль играет «реал-политик». Асад, заручившись безоговорочной поддержкой Кремля на всех уровнях, сохранит власть, даже если для этого придется уничтожить еще пару сотен тысяч сирийских граждан. Таковы реалии Ближнего Востока. С этим смирился и Эрдоган, который также настаивал на уходе Асада.


Асад останется с нами, и последние очаги сопротивления режиму будут подавлены. Возможно, это вопрос нескольких месяцев, может — лет. Асада сегодня поддерживают не только сирийские алавиты, его родная община, но и друзы, христиане, шииты и курды. Все национальные и религиозные меньшинства считают Асада меньшим из зол, ведь переход страны к суннитскому правлению может привести к массовой резне в ИГИЛовском (запрещенная в России организация — прим. ред.) стиле. Кроме того, давайте не забывать, что на протяжении сорока лет сирийская граница была самой спокойной. Асад-отец, а затем и сын, после войны Судного Дня строго придерживались соглашений о прекращении огня, ни один террорист не перешел границу на Голанских высотах. Мы воспринимали это, как что-то само собой разумеющееся. Но после того, как режим посыпался, и через Голанские высоты к нам начали прилетать не только шальные снаряды, но и иранские беспилотники, мы поняли, что спокойствию пришел конец. И стали ценить тот мир, который был здесь раньше.


Израильские высокопоставленные источники в Министерстве обороны, чьи слова процитировал второй канал израильского ТВ, отметили, что даже если к северу от наших границ вновь воцарится режим Асада, в конечном итоге иранская угроза будет устранена. И в этом главный израильский интерес.


Встреча Шойгу и Либермана имела важное значение, как отмечают военные обозреватели. Россия заинтересована, чтобы район Кунейтры вернулся под контроль Асада при согласии Израиля в обмен на уход иранцев из юго-западных районов. Но для Израиля это программа-минимум, мы настаиваем на том, чтобы иранские силы покинули всю территорию Сирии. Россия ведет здесь очень тонкую игру, балансируя между Ираном и Израилем. С одной стороны, они не могут отдавать Тегерану приказы. С другой — дают Израилю полную свободу действий. Так что достижение программы-максимум зависит только от дальнейших военных успехов Израиля на сирийской арене. Впрочем, и дипломатические победы тоже не помешают.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.