Украинский президент твердо выступил в защиту решения инсценировать смерть российского журналиста, поскольку возникло немало вопросов по поводу необходимости такого постановочного трюка и якобы имеющегося «расстрельного списка» будущих жертв.


На прошлой неделе украинские власти объявили об убийстве российского журналиста Аркадия Бабченко в его киевской квартире, однако на следующий день стало ясно, что он жив, когда этот человек дал пресс-конференцию о своем «убийстве».


«Если мы хотим защитить свободу прессы, журналистов, мы должны применять методы и такого рода, — сказал президент Петр Порошенко в интервью испанской газете „Паис" (El País). — А вы бы предпочли, чтобы российские спецслужбы убили этого журналиста?»


Бабченко получал в свой адрес немало угроз, из-за чего год назад был вынужден бежать из России на Украину. Но ни Порошенко, ни другие украинские официальные лица не сказали четко о том, как эта инсценировка спасла жизнь Бабченко и остальных, особенно с учетом того, что предполагаемый киллер уже сотрудничал со Службой безопасности Украины.


Власти заявляют, что эта уловка была необходима для выяснения того, кто еще вошел в предполагаемый список жертв московского «кукловода». Пока еще нет убедительных доказательств причастности Москвы к сговору с целью убийства, как нет и объяснений того, почему для получения списка имен понадобилась эта сфальсифицированная смерть.


Борис Герман, арестованный по подозрению в подготовке убийства Бабченко и в найме киллера, также утверждает, что все это время работал на украинские спецслужбы. Все это еще больше запутало дело.


Порошенко пообещал, что скоро СБУ раскроет все карты: «Они арестовали виновника и в ближайшем будущем продемонстрируют, откуда получили деньги, приказы, списки журналистов, подлежащих уничтожению».


Во вторник украинский вебсайт strana.ua опубликовал, как он выразился, список потенциальных целей, в котором 47 фамилий журналистов и активистов. Непонятно, подлинный ли это список, однако некоторые люди из него подтвердили, что СБУ предупреждало их о возможном покушении.


«Я могу подтвердить, что была в СБУ, и они проинформировали меня об этом после того, как я дала подписку о неразглашении», — сообщила на своей страничке в Фейсбук Олеся Яхно, чье имя фигурирует в списке. Она высказала предположение о том, что целью заказных убийств может быть дестабилизация обстановки на Украине накануне назначенных на будущий год президентских выборов.


«Это очень рискованный и трудный период для Украины накануне выборов 2019 года, потому что предпринимаются попытки расшатать ситуацию и создать хаос, — сказала она. — Это направлено не против какого-то конкретного политика, а против Украины как государства».


Другие отнеслись к этому с большим недоверием. Внесенная в расстрельный список киевская журналистка Екатерина Сергацкова сообщила, что ей сказали прийти в СБУ, а когда она пришла туда во вторник, то получила документ, в котором говорилось, что она проходит свидетельницей по делу Бабченко.


«Что я могу вообще знать об этом деле? Во время допроса я не поняла абсолютно ничего: почему я стала свидетельницей, почему мне приказали явиться в СБУ. О самом деле мне никто вопросов не задавал, и нет никаких доказательство того, что мне грозит опасность», — написала журналистка в Фейсбук.


«Радио Свободная Европа» сообщило, что его корреспондент побеседовал с тремя людьми из списка, пообещав не сообщать их имена. Все трое сказали, что СБУ взяло с них подписку о неразглашении и предложило защиту, от которой они отказались. Один из них заявил, что их также спрашивали о политических взглядах.