Центральной темой, практически лейтмотивом Прямой линии с Путиным, была Украина: сделан ряд заявлений в совершенно новой тональности. Иногда кажется, что внутрироссийские дела не интересуют Путина вовсе: ему интересна большая геополитика, в центре нее — угроза расчленения Украины. Этим он занят, об этом он думает с утра до вечера, а простые люди пусть продолжают стоять на коленях и просить что-то: как нам каждый день показывают на российских каналах.


Во время прямой линии в этом году, во-первых, в который раз Путин извергал свой бред о том, что русские и украинцы — это один народ. То есть, он отрицал существование украинского этноса. Потом он предупреждал «о больших угрозах украинской государственности». И некоторые «замечательные» армяне комментировали это как возвращение ко всеми забытой идее Новороссии.


Вот такой жесткий угрожающий тон по отношению к Украине был лейтмотивом выступления Путина.


На формулировку касательно угроз государственности все обратили внимание. Он также разыграл спектакль с вопросом, который сам выбрал, хотя, возможно, даже сам и написал: о том, почему россияне признают президента Порошенко, в то время как Запад не признает президента Асада? Он ухмыльнулся и сказал, что это интересный вопрос. Но затем перешел к следующему: намекнул, что они готовы отказаться от признания президента Порошенко. Получается целый букет: нет украинского народа, нет украинского государства и нет украинского президента. Вот такое замечательное послание президента украинскому народу от, как он сам говорит, того же народа.


Я не думаю, что это признак того, что после чемпионата мира России перейдет к серьезной военной эскалации, как многие думают. Путин прекрасно понимает, какая будет реакция у мирового сообщества на подобную эскалацию. Но это означает, что все разговоры, которые оживились, в частности, после визита Меркель о том, что она смогла уговорить Путина на ввод миротворческих сил на всю оккупированную территорию вплоть до российской границы — пустые. На компромисс и уступки он не готов идти: иначе не было бы такой воинственной риторики.


Также задавали вопрос по поводу Сенцова. Путин в ответе вспомнил Вышинского и сказал, что украинцы задержали его за профессиональную деятельность, а они Сенцова — за террористическую. И хотя он сказал, что по поводу обмена не думали, то что сам Путин поставил их в один ряд уже можно рассматривать как шаг к какой-то возможности обмена. И это можно было бы только приветствовать. Но мне кажется, к Сенцову у него очень личные отношения: особенно после того, как тот обозвал Путина из клетки суда. И Сенцова он так просто не отпустит.


Даже голодовка Олега Сенцова вряд ли повлияет на решение Путина. А вот на позицию западных представителей, которые, в свою очередь, имеют влияние на Путина — могла бы. Но пока со стороны Запада нет даже того масштаба давления, какое было в случае Савченко.


А учитывая, что президент Франции Эммануэль Макрон во время пресс-конференции сказал, что в случае успешного выступления французской сборной он поедет на ЧМ мира в Россию, голодовка Сенцова вряд ли испортит Путину даже футбол.


Чем ближе мы приближаемся к дате украинских выборов, тем яснее мне видится стратегия Москвы сейчас. Я думаю, они хотят продолжать такое текучее состояние на Донбассе и сделать ставку на провокации, технологи вмешательства в украинские выборы 2019 года. И на фоне этих выборов использовать опробованные технологии. Мне кажется, сейчас делают ставку именно на это.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.