Поскольку Трамп объявил на этой неделе о планах провести в июле саммит с президентом России Владимиром Путиным, наши западные союзники выражают недовольство тем, что Трамп ни во что их не ставит и относится к ним хуже некуда.


«С такими друзьями и враги не нужны», — сетует председатель Европейского совета Дональд Туск. Очередная черная полоса в отношениях началась в пятницу, когда Европа ввела пошлины на американские товары на сумму 3,4 миллиарда долларов в ответ на ограничения, введенные Трампом на импорт европейской стали и алюминия.


Некоторые предсказывают начало конца американо-европейского партнерства. «Европа должна взять свою судьбу в свои руки», — заявила в прошлом месяце канцлер Германии Ангела Меркель.


Но те, кто видит серьезный разрыв в отношениях, упускают из виду тот факт, что Трамп является первым американским президентом-бизнесменом, не имеющим политического опыта, человеком, который видит мир — даже своих друзей — с деловой точки зрения, оценивая возможность заключения сделки. То, что Трамп знает о Европе, связано не столько с ее ценностями, историей и политикой, сколько с пониманием того, что европейские страны нуждаются в Америке больше, чем он в них. Он считает, что западные союзники — как и многие другие, кто в нем нуждается и кого он разозлил и оскорбил — в конечном итоге «приползут» обратно.


Циничное мнение Трампа о том, что те, кого он оскорбляет, «приползают» к нему по необходимости, в прошлом подтверждалось. Например, во время избирательной кампании 2016 года, Трамп оскорбил не только «лжеца Теда» Круза (Ted Cruz), но и жену и отца сенатора из Техаса. Круз теперь собирается переизбираться в Техасе — и превозносит своего бывшего мучителя.


Это происходило снова и снова. Например, Трамп назвал сенатора Линдси Грэма (Lindsay Graham) «полным ничтожеством», но после того, как Трамп вступил в должность, Грэм стал его партнером по гольфу. Бена Карсона (Ben Carson) Трамп раскритиковал за его «патологический нрав», но сейчас Карсон занимает пост министра жилищного строительства и городского развития. Бывший кандидат в президенты США от республиканской партии Митт Ромни (Mitt Romney) был и «дураком», и «ничтожеством», и «несчастьем» (сам он назвал Трампа «жуликом»), но затем претендовал (безуспешно) на пост госсекретаря в команде Трампа. Трамп также поддержал Ромни на праймериз, победители которых примут участие в промежуточных выборах в Сенат.


Дональд Трамп
✔ @realDonaldTrump


Большая и убедительная победа Митта Ромни. Поздравляю! Я с нетерпением жду, когда мы будем работать вместе — предстоит сделать очень много хорошего. Большая и любящая семья приедет в Вашингтон.


06:52, 27 июня 2018 г.


Исключением, доказывающим правило, является семья Бушей, которая отказалась простить и забыть то, как Трамп обращался с Джебом (Jeb Bush). Но они в принципе находятся вне национальной политики, и в любом случае Трамп им ни для чего не нужен.


Задолго до выборов адвокат Трампа Майкл Коэн (Michael Cohen) показал, какое отвратительное отношение к себе и сколько оскорблений в свой адрес люди готовы терпеть от Трампа. По некоторым сведениям, тогдашний магнат недвижимости, относился к Коэну ужасно, но Коэн и дальше пытаться не терять расположения своего босса (насколько Коэн лоялен, сейчас станет ясно, поскольку независимый прокурор Роберт Мюллер якобы добивается того, чтобы он сотрудничал со следствием).


Подобным образом развиваются взаимоотношения и на мировой арене. Конфронтационная политика Трампа не помешала президенту Франции Эммануэлю Макрону во время своего демонстративно помпезного государственного визита в Белый дом в мае выглядеть так, будто он испытывает безмерное удовольствие.


Трампа избрали, чтобы он встал на защиту американских производителей и освободил США от глобалистской политики, закрепленной в поддерживаемых Европой проектах наподобие Парижского соглашения по климату и иранской ядерной сделки. Он подчеркивал это на протяжении всей своей избирательной кампании — под одобрительные крики толпы. Поэтому он ввел пошлины на импорт стали и алюминия из Евросоюза, вышел из парижских и иранских соглашений, признал столицей Израиля Иерусалим и поставил под сомнение роль ООН.


Все это привело европейцев в ярость, как и выходки Трампа — такие, как опоздание на недавнюю встречу «Большой семерки» в Канаде, преждевременный отъезд с саммита, а затем отказ подписывать стандартное соглашение. Находясь на саммите, Трамп не пытался скрывать свое презрение. Говорят, что он даже бросил в сторону канцлера Германии Меркель пару конфет «Старберст» (Starburst), сказав: «Вот, Ангела. И не говори, что я никогда тебе ничего не даю».


Трамп делает это, потому что считает, что у Европы нет выбора, кроме как есть его конфетки. А что им делать — заключить союз с Москвой, чтобы защититься от России? Или стать задушевными друзьями с китайским диктатором-экспансионистом?


«Так или иначе, весьма очевидно, что наши возможности ограничены, — написал в газете „Гардиан″ (Guardian) Брюно Тертре (Bruno Tertrais) заместитель директора французского аналитического центра „Фонд стратегических исследований″, — Европа не может позволить себе трансатлантическую торговую войну».


И как бы ни была Европа обозлена на Трампа, по мнению приглашенного научного сотрудника Брукингского института Джеймса Кирчика (James Kirchick), она не сможет отказаться от союза с США. Он написал в газете «Вашингтон пост» (The Washington Post): «На фоне остального мира Европа во всех отношениях (население, ВВП, военные расходы) является континентом слабеющим, приходящим в упадок. И утверждения о том, что в международных делах она представляет собой независимый полюс — „гуманитарную сверхдержаву″, которая могла бы в одиночку, без союза с США как-то справляться с растущим Китаем, агрессивной Россией и неспокойным Ближним Востоком и Северной Африкой — безосновательны и оторваны от реальности».


Критики обвиняют Трампа в том, что он сближается не с демократами, а с тиранами. Но можно найти способ справиться с тем, что критики называют его безумием. Поскольку диктаторы, которые управляют Россией, Китаем и Северной Кореей, являются антагонистами, не зависящими от США, его лесть им, наверное, нужна больше. Что же касается европейцев, Трамп воспринимает их не как «друзей», а как игроков, живущих в «мире, где действует закон Дарвина», движимых личными интересами, которые в конечном итоге сделают то, что лучше для них самих.


«Мир жесток, а люди безжалостны, — написал Трамп в 2007 году в своей книге „Думай по-крупному и не тормози!" ("Think Big"). — Даже друзья рады нанести удар в спину: им нужна ваша работа, ваш дом, ваши деньги, ваша жена — и ваша собака, в конце концов. А враги и того хуже».


Таким образом, с точки зрения Трампа, европейцы в основном — это любители пожить за чужой счет, которые пользуются Соединенными Штатами в своих интересах, проводя нечестную дискриминационную торговую политику и выделяя слишком мало денег на оборону. С ними нужно действовать грубо и манипулировать, чтобы они поступали иначе.


Похоже, что Трамп так думал всю свою жизнь. В своей книге «Искусство заключать сделки» ("Art of the Deal") Трамп заявил, что общаясь с теми, с кем он работает, он тщательно обдумывает тон разговора и меняет его. «Я был убежден, что смогу заключить сделку лишь одним способом — если сделаю так, чтобы им стало стыдно, — написал он об одной сделке, которую он пытался заключить. — Я говорил не со злостью и возмущением, а скорее обиженным тоном. Я могу закричать, когда захочу, но в этом случае, я чувствовал, что крик только отпугнет их».


В том, что президент, мыслящий категориями сделок, оскорбляет и злит европейцев, нет ничего личного. Это просто бизнес. Но — в результате выбора, который Америка сделала в 2016 году — дела теперь идут по-другому.