Хотя имя Дональда Трампа не значится в итоговом заявлении десятого по счету саммита БРИКС, состоявшегося в Йоханнесбурге, именно он был главным адресатом послания в защиту многополярности и роли Всемирной торговой организации в разрешении соответствующих конфликтов.

Впрочем, намерение использовать эту встречу как возможность занять решительную позицию в противовес президенту Соединенных Штатов было вполне предсказуемым.

В конце концов, именно он изо всех сил пытается ввести ограничения на ввоз продукции из Китая, которой соответствует буква «К» аббревиатуры БРИКС — блока, включающего в себя пять стран с развивающейся экономикой. Помимо Китая, в него входят Бразилия, Россия, Индия и Южная Африка.

Еще до того, как американский президент развязал так называемую торговую войну против Пекина, китайский лидер Си Цзиньпин, пользуясь изоляционистскими наклонностями своего соперника, выступил перед международным сообществом как глашатай глобальной экономики.

Однако впечатление царящего среди стран-членов БРИКС единодушия рассеивается, стоит взглянуть на принимаемые внутри блока меры.

Наглядным примером такого несоответствия могут послужить переговоры, которые бразильское правительство ведет на параллельных совещаниях с целью убедить Китай отменить действующие препятствия для экспорта сои и курицы.

С прошлого месяца китайским компаниям, которые делают закупки у Бразилии, приходится выплачивать налог в размере от 18,8% до 34,4% от стоимости импорта — в зависимости от компании.

В случае с зерном президент Мишель Темер попросил Си создать квоту на продажу производных продуктов, таких как масло и отруби, — сегодня китайцы согласны приобретать лишь сырье.

Следует помнить, что в сельскохозяйственном секторе Россия также склонна устанавливать ограничения для более конкурентных рынков, такие как бразильский, нередко под предлогом фитосанитарных мер.

Добавим к этому, что БРИКС зародился не на основе политической или экономической близости — на самом деле блок возник с подачи одного английского экономиста Джима О'Нила, который придумал этот термин, объединив под ним страны с более масштабными устремлениями в глобальной экономике.

Однако для достижения поставленных целей необходимо сократить разрыв между официальной риторикой и внутренними практиками.