«Тагесшпигель»: Господин Лукьянов, первые санкции США были введены в 2014 году. Недавно было объявлено о введении нового пакета в связи с делом Скрипалей. Какое воздействие оказали санкции до сих пор, и как Россия смотрит на новые?

Фёдор Лукьянов: В свое время санкции были введены в связи с кризисом на Украине. Они должны были привести к изменению российской политики. Не привели. Поэтому санкции вызвали лишь замедление экономического роста из-за барьеров для сотрудничества с зарубежными партнерами. С другой стороны, они даже положительно сказались на импортозамещении в производстве продуктов питания и на собственные разработки в военно-промышленном комплексе.

Последние же санкции ни в коей мере не связаны с Украиной. Вот уже год их обосновывают объективными и субъективными претензиями к России. Инцидент со Скрипалями не нов и прямого отношения к США не имеет. Поэтому в России возникло убеждение, что причина санкций кроется не в определенных аспектах российской политики, а в желании американского руководства оказать на Россию такое же давление, как на Иран. Настоящие санкции начинаются только теперь, и в случае финансовой блокады России грозят значительно более серьезные последствия. России будет труднее к ним приспособиться.

— Кроме того, сенат США подготовил еще один законопроект. Он требует от президента США Дональда Трампа создать бюро для «координации санкций» с ЕС и национальный центр «противодействия российской угрозе», а также объявить Россию «спонсором терроризма». Насколько реален подобный санкционный пакет и в чем его опасность?

— Весь новый пакет санкций кажется продуктом внутриполитической борьбы в США. Нет никаких сомнений в том, что этот пакет будет принят: вся логика санкций состояла до сих пор лишь в их обострении. В то время как их последствия для США до сих пор были весьма ограниченными, ЕС они наносят экономический вред. Но страны ЕС не едины, от них не стоит ожидать независимой, солидной позиции в российском вопросе. Американский ультиматум имел бы для европейских компаний катастрофические последствия. Поэтому усиливается их негативное отношение к курсу США, готовых в любой момент включить экономические санкции на полную мощность. Сопротивление ЕС, России и Китая могло бы на некоторое время изменить этот курс.

— Россия уже заявила о желании подготовить в деле Скрипалей «зеркальные санкции». Чем Москва действительно может ответить?

— Санкция США представляют собой ультиматум, на который Россия ни за что не пойдет. Но о «зеркальных санкциях» не может быть и речи. Положение США уникально: они контролируют всю мировую финансовую систему и способны оказывать давление на многие страны. Тут они намного превосходят Россию. С другой стороны, российское население готово выдержать более жесткие санкции, чем американское. Но представьте себе, Россия прекратит поставки титана для «Боинга» и тем самым затронет тамошних работников. Они же еще и избиратели. Но такое вряд ли произойдет. Россия не в состоянии действовать быстро, а только в долговременной перспективе: усиливая независимость от американской экономики, вскрывая слабости американской внешней политики и поддерживая хорошие отношения с Ближним Востоком и Китаем.

— Российское министерство иностранных дел заявило о готовности к диалогу с США, а также к новой встрече между Владимиром Путиным и Дональдом Трампом. Чего можно ожидать от этого?

— Обе прошедшие встречи показали, что ситуация после них только ухудшается. Попытки действовать традиционными дипломатическими методами дают негативный эффект. Внутренние политические разногласия в США ослабляют в итоге все конструктивные начинания. Россия никогда бы не занимала такого места в политике США, если бы не попытки американского истеблишмента подорвать позиции Трампа. Россия стала инструментом в этой борьбе. Поэтому я не вижу причин устраивать новые встречи в ближайшем будущем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.