Начало XX века возвращается, словно мумии в плохом фильме ужасов. После падения коммунизма холодная война обнажила знакомый старый мир с перебранками крупных держав, борьбой за освобождение народов и религиозными войнами.

Встреча Дональда Трампа и Владимира Путина в Хельсинки напомнила другую встречу, которая состоялась примерно сто лет назад.

23 июля 1905 года на Бьёркском архипелаге в Финском заливе корабль германского императора Вильгельма II подошел к берегу и бросил якорь рядом с кораблем российского императора Николая II.

Императоры, бывшие к тому же еще и троюродными братьями, совещались два дня. В конце встречи Николай был растроган до слез, обнял родственника и подписал договор, в котором Германия и Российская империя обещали оказывать поддержку друг другу.

После заключения Бьёркского договора начался примерно такой же период, как сейчас.

Книга историка Кристофера Кларка (Christopher Clark) «Лунатики» (Sleepwalkers) прекрасно иллюстрирует политику силы начала XX века, из-за которой началась Первая мировая война. Описанные в книге события кажутся ужасно знакомыми. В начале XX века несколько крупных держав боролись за колонии, нефть и влияние, а также заключали друг с другом союзы. Особой пикантности этому «супу» мировой политики придали ислам и христианство, националистические освободительные войны, а также атаки террористических группировок.

Очаги кризисов тоже звучат знакомо: Сербия, Босния и Герцеговина, Черногория, Крым, Ливия, Сирия, Ирак. И методы совпадают с нынешними: войны, бойкоты, международные займы, терроризм, массовые и наемные убийства, отравления, пропаганда и игры СМИ.

Что же за этим последовало? Россия, по крайней мере, выбрала свой собственный путь и стала приверженцем коммунизма. С 1950-х годов холодная война затмила начало XX века, и в его конце уже было сложно понять, почему вспыхивали мировые войны.

О Первой мировой войне написано больше 25 тысяч книг и исследований, однако однозначного разъяснения ее причин нет: часто войны считались лебединой песнью павшего мира.

Начало XX века возвращается, словно мумии в плохом фильме ужасов. После падения коммунизма холодная война обнажила знакомый старый мир с перебранками крупных держав, борьбой за освобождение народов и религиозными войнами. Покойники скидывают бинты, смахивают пыль с плеч и бодро идут вперед — зачастую с оружием в руках.

В XIX веке было принято рассуждать о больших играх колониальных держав. Встреча на Бьёркском архипелаге была попыткой повысить ставку в игре начала XX века. Энергичный Вильгельм пытался превратить Россию в своего союзника. Однако попытка оказалась неудачной. Правительства императоров не поддержали Бьёркский договор, и в итоге родственники оказались противниками в Первой мировой войне, поражения в которой лишили их власти.

Встреча Трампа и Путина в Хельсинки напомнила заключение Бьёркского договора. В Хельсинки встретились два лидера, которые претендуют на определенные места в мировой политике, заключают союзы и отпускают взаимные колкости. Выход Великобритании из ЕС, чудачество Трампа в Европе и Азии, осторожная тактика Ангелы Меркель, которая напоминает шаги Бисмарка, напыщенная дипломатия Эммануэля Макрона, желание Китая расширить зону своего влияния в Африке больше не кажутся странными.

Когда Трамп поставил под сомнение ценности НАТО, европейские державы резко очнулись. Германия размышляет, нужно ли ей так активно участвовать в мировой политике. Макрон стал много ездить по Европе.

ЕС трещит по швам. В начале XX века Австро-Венгрия была союзом, который позже оказался непрочным и распался. Будет ли ЕС выглядеть таким же слабым объединением, или же он найдет лекарство, которое сможет дать мировой политике?

Статус великой державы, конечно же, пытается вернуть и Россия, которая не смогла стать радостной либеральной демократией. Начинают крепнуть идеи панславизма, поскольку Россия пытается вернуть себе титул великой державы и при этом развалить ЕС.

Путин использует как кнут, так и пряник: ведет войны на Украине и в Крыму (так в тексте — прим. ред.) и в то же время поддерживает популистские партии Европы и отдельные европейские страны — Австрию, Чехию, Финляндию.

Неделю назад Путин танцевал с министром на свадьбе в Австрии и сразу же после этого дал президенту Финляндии Саули Ниинистё побыть политиком, которому блестяще удалось продвинуть вопросы экологии.

Финляндии уже давно пора привыкнуть к роли пешки в большой игре. На прошлой неделе — Путин, на этой — Макрон, во время визита которого выяснится, что он думает о значении Финляндии.

Автор статьи ‒ профессор коммуникаций факультета политических наук в Хельсинском университете

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.