На июньском обеде в резиденции российского посла в Иерусалиме премьер-министр Биньямин Нетаньяху поделился некоторыми соображениями о том, как он уговорил Владимира Путина на самое плодотворное партнерство среди всех лидеров западного мира.

Сначала он отдал дань уважения Толстому и Достоевскому. Затем поблагодарил Красную Армию за разгром фашистов. Он говорил о миллионах русскоязычных евреев, ныне живущих в Израиле. Также он поблагодарил Владимира Путина за борьбу с антисемитизмом. «Я с большим уважением отношусь к России, — сказал Нетаньяху. — Я уважаю его вклад в цивилизацию и мужество его народа».

Коктейль похвалы Нетаньяху оказался соблазнительным. Поскольку война в Сирии бушевала по ту сторону израильской границы, он создал с Путиным неожиданный альянс, который принес пользу обоим лидерам в военном отношении и выдержал проверку обоюдной лояльности в ходе этой гражданской войны.

Их позитивные отношения выделяются на мировой арене, поскольку Путин является объектом нападок для политических лидеров других стран из-за вмешательства в выборы и предполагаемого участия Москвы в покушениях с применением нервно-паралитических агентов в Великобритании.

Такие жесты, как в Иерусалиме, помогли Нетаньяху сгладить ситуацию, сказал бывший советник Нетаньяху по отношениям с Россией Алекс Селски. Но он также вкусил плоды того, что публично выразил сочувствие взглядам Путина, который раздражен западной интерпретацией Второй мировой войны, где принижается вклад России в разгром нацистской Германии.

«Самое главное — это общие интересы, но такое понимание создает открытое доверие, и это доверие позволяет нам говорить о сложных вопросах, — сказал Селски, ныне академик Иерусалимского академического колледжа Хадасса. — Мы единственный западный союзник, который способен глубоко понять русских так же, как мы понимаем американцев».

В Сирии Владимир Путин позволил Нетаньяху свободно занять иранские объекты вблизи израильской границы, создав противовес более крупным шиитским силам в Сирии, где Россия поддерживает режим Башара Асада при непростом сотрудничестве с Ираном. Обращаясь к Владимиру Путину с просьбой оказать давление на иранские силы, Нетаньяху надеется найти способ удержать убежденного противника подальше от своих границ, не втягиваясь в сложный сирийский конфликт.

Два лидера встречались девять раз с начала 2016 года — в том числе, когда Нетаньяху посетил Парад Победы в Москве, — и почти ежемесячно разговаривают по телефону.

В то же время рожденный в СССР министр обороны Израиля и бывший вышибала ночного клуба Авигдор Либерман, отец которого служил в Красной Армии, помогал сглаживать неловкости в ходе регулярных встреч между израильским и российским военным руководством своими ссылками на известные российские сражения, литературу и кино, сказал Селски.

Отношения также подчеркивают успешную дипломатию России на Ближнем Востоке, где Москва работает с широким кругом стран, чьи интересы часто противоречат друг другу.

По мнению бывших дипломатов и аналитиков, в отсутствие каких-либо сил США на юго-западе Сирии, которые выступают против израильских поселений на оккупированных Голанских высотах, поворот Нетаньяху к России ясно дал понять общие стратегические интересы двух стран в Сирии. Например, Израиль в значительной степени отказался от поддержки любой оппозиции, заинтересованной в свержении режима Асада — правительства, с которым он воевал с самого рождения страны.

«Отношения стали гораздо ближе, — сказал руководитель Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин. — Израиль видит в России ответственного за безопасность в Сирии, и военные двух стран очень тесно координируют свои действия. Модель работает».

Эта координация включает в себя горячую линию между штабом израильских сил обороны в Тель-Авиве и российской авиабазой в Сирии, регулярные встречи между начальниками штабов и серьезное внимание к предотвращению любых непреднамеренных столкновений между самолетами двух стран в сирийском небе.

Отношения заработали, потому что Путин оказался восприимчив к озабоченности Израиля по поводу безопасности пребывания иранских сил вблизи его границы, полагает председатель московского аналитического центра «Совет по внешней и оборонной политике» Федор Лукьянов. «Он не всегда обращает внимание, когда другие страны говорят о своих проблемах безопасности как о чем-то законном. Но в случае Израиля он это делает, потому что речь идет о реальной безопасности, речь идет о выживании».

Российские дипломаты расценивают отношения с Израилем как «неидеологические» — комплимент прямо противоположный обвинениям, которые Москва часто выдвигает в отношении западных правительств. Кремль высоко ценит то, что израильские власти не присоединились к антироссийским санкциям Запада.

Бывший посол Израиля в России и на Украине Зви Маген предостерег от того, чтобы слишком вольно интерпретировать личные отношениях между холодным, молчаливым Путиным и разговорчивым Нетаньяху. По его словам, для России Израиль среди прочего сыграл роль противовеса иранцам, которым Владимир Путин не полностью доверяет.

А израильская военная мощь, которая намного превосходит возможности российских сил, развернутых в Сирии, вынудила его работать с еврейским государством, а не превращать его в противника.

«Для русских Израиль — очень опасная страна, — сказал Маген, добавив, что действия России отражают осознание того, что Израиль может угрожать интересам Москвы. — Это уникальная ситуация, и не потому, что им нравится Израиль, а потому, что они боятся».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.