Хайко Маас (СДПГ), рассказывая о себе, отмечает, что он стал политиком из-за Освенцима. Будучи министром юстиции, он выступал против праворадикальной травли, что вызвало ненависть со стороны неонацистов. И сейчас, когда он стал министром иностранных дел, нападки на него продолжаются.

В прошлое воскресенье правые экстремисты выкрикивали оскорбления в его адрес на мероприятии в Берлине. Однако Маас выглядит невозмутимым. Он говорит, как обычно, тихо, но при этом четко подбирает слова.

BILD: Скажите, за рубежом обратили внимания на беспорядки в Хемнице?

Хайко Маас: Конечно. Мои европейские коллеги в четверг в ходе встречи министров иностранных дел в Вене очень часто обращались ко мне, поднимая эту тему.

— Что Вы отвечали?

— Что это шокирует. Как жестокое убийство, так и отвратительные нападения ни в чем невиновных прохожих. Все преступники должны ощутить жесткость правового государства. Все же я также отмечу, что большинство граждан в Германии считают подобные нападения неприемлемыми. Они открыты миру и толерантны.

— Насколько правоэкстремистские беспорядки наносят ущерб репутации Германии в мире?

— Если речь заходит о ксенофобии, правом экстремизме и расизме, Германию рассматривают особо критично — и по праву. Если на наших улицах сегодня снова можно увидеть нацистское приветствие, это позор для нашей страны. Политика должна учиться на ошибках. И все общество призывают к тому, чтобы противостоять правым экстремистам. Нам нельзя отстраняться. Мы должны противостоять неонацистам и антисемитам. Только тогда ксенофобские преступления не будут больше наносить ущерб репутации Германии. Нам нельзя допустить того, чтобы миграционный вопрос снова стал яблоком раздора.

— Канада на протяжении многих лет в ходе поездок в Восточную Германию указывает на расистские нападения, в особенности, на темнокожих людей. Вы считаете это оправданным?

— Другие страны, в общем, должны сами принимать решение на этот счет. Факт в том, что в Восточной Германии, к сожалению, снова и снова совершаются расистские преступления. Но было бы слишком просто ограничивать проблему только Востоком. Важно, будь то в Саксонии или где-то еще, что все настоящие демократы сейчас нуждаются в нашей полной поддержке.

— Что хуже — несколько правых экстремистов, которые показывают нацистское приветствие, или те многочисленные протестующие демонстранты?

— И то, и другое. Опасно становится, когда порядочные граждане не вмешиваются. Когда они молчат, эффект от расистов намного более заметный. Мы все должны показать миру, что мы, демократы, представляем большинство, а расисты — меньшинство. Молчаливое большинство должно, наконец-то, громче заявить о своей позиции. Большинство граждан в Германии открыто миру и толерантно.

— Каким образом?

— Мое поколение получило в дар свободу, правовую государственность и демократию. Нам не нужно было за это бороться, мы это воспринимаем отчасти как нечто само собой разумеющееся. В нашем обществе, к сожалению, получило распространение удобство, от которого нужно избавиться. Нам нужно встать с дивана и открыть рот. Годы дискурсивной комы должны закончиться. Наша демократия полностью зависит от нас.

— Как Вы отреагируете, если на вечеринке какой-то друг или родственник вдруг начнет говорить расистские вещи?

— По-моему опыту могу сказать, что мало помогает, когда людей сразу начинаешь отстранять. Это даже контрпродуктивно. Обычно я в таком случае задаю совсем простой вопрос: «Почему ты так говоришь?». Если кто-то может выразить свои страхи, тогда это ключ к тому, чтобы их обезвредить. Не до всех, но до большей части людей можно достучаться, если говорить о фактах.

Маас — друг Америки. После окончания школы он несколько месяцев путешествовал по США, от Нью-Йорка до Лос-Анджелеса. И вот сейчас ему приходится вступать в полемику с американским президентом, который публикует в Твиттере фейковые новости.

— Вы доверяете Дональду Трампу?

— Меня сбивает с толку, когда Трамп называет Европу вместе с Россией и Китаем противником США. Но, несмотря на все проблемы, я не потерял доверие к США. Ни на долю. Наши дружеские отношения основываются на таких ценностях как демократия, свобода, права человека — не на президенте. Нам нельзя допускать ошибку, отождествляя Трампа с США. Америка — больше, чем твиты Белого дома.

— Вы сами хотите дать новое определение партнерству с США. Что конкретно это означает?

— То, что в условиях экономических санкций или штрафных пошлин мы не будем стоять парализованные от страха. Мы должны решительно защищать собственные интересы в таких акциях. Это касается не 80 миллионов немцев, а Европы с 500 миллионами жителей.

— Вы бы пригласили президента Владимира Путина на вашу свадьбу?

— Нет.

— Ваша австрийская коллега Карин Кнайсль пригласила Владимира Путина на свою свадьбу, делала перед ним реверансы и танцевала с ним. О чем Вы думали, когда видели эти кадры?

— Будучи министром иностранных дел, а также главным дипломатом, я предпочту сейчас ничего не говорить об этом.

— Европа во внешней политике не похожа на силу в 500 миллионов жителей, а она скорее образует довольно конфликтующее скопление людей.

— Это не так! Именно в отношении штрафных пошлин и ядерного соглашения с Ираном, Европа показала, что она едина и дееспособна. И все же очень важно, чтобы мы в будущем принимали важные внешнеполитические решения не только единогласно.

— Когда это, наконец, произойдет?

— После выборов в Европейском Союзе следующей весной мы должны начать этот процесс.

— И Вы действительно думаете, что при помощи решения большинства можно принудить Польшу или Венгрию к приему десятков тысяч мигрантов?

— Это было бы неразумно. Мы должны не допустить, чтобы миграционный вопрос и дальше был яблоком раздора. Вместо этого я предлагаю — тот, кто не хочет принимать беженцев, должен принимать ответственность в другой области. Например, в борьбе с причинами бегства из Африки. В ЕС идут споры не только из-за беженцев. Польша и Венгрия препятствуют свободе прессы, ограничивают независимость судов.

Маас: «Нам нужна сплоченная Европа»

Исполняющий обязанности МИД РФ Сергей Лавров и глава МИД Германии Хайко Маас во время встречи в Доме приемов МИД России. 10 мая 2018

— Ваш французский коллега Ле Дриан говорит, что он больше не хочет платить за правопопулистские правительства в Европе…

— В Брюсселе уже давно идут дискуссии о том, что дефицит верховенства права может привести к финансовым последствиям. Для нас, немцев, во внешнеполитической дискуссии все же вытянутая рука лучше, чем поднятый вверх указательный палец. Нам нужна сплоченная Европа. Раскол Европы на первый и второй класс разрушит европейскую идею.

— Турция находится в кризисе. Мы должны помочь стране, в том числе, финансово?

— Мы совсем не заинтересованы в надломе Турции в экономическом и политическом плане. Но сейчас речь идет не о конкретной финансовой помощи для турецкой экономики, а о нормализации наших отношений. Для этого Турция должна выполнить то, что от нее ждут.

— Что Вы ожидаете от президента Эрдогана в преддверии его государственного визита в Германию?

— На следующей неделе я сам отправляюсь с визитом в Турцию. В Турции в тюрьмах по-прежнему находятся семь немецких граждан — без какого-либо внятного обоснования. Люди вынуждены более года проводить в одиночном заключении без обвинительного акта. Это состояние неприемлемо и этому нужно положить конец.

С момента вступления Мааса в должность, он преодолел на самолете расстояние в 146 тысячи километров. При таком количестве командировок остается мало времени на спорт. В юности Маас хотел стать профессиональным велогонщиком, но затем начал обучение по направлению юриспруденция, стал политиком, в свободное время занимается триатлоном.

— Вы еще занимаетесь велоспортом и бегом?

— Не так часто, как раньше, но я бегаю и в зарубежных поездках, если позволяет график. А когда я в сентябре отправляюсь на неделю на Генассамблею ООН в Нью-Йорк, то беру с собой свой велосипед. В Центральном парке есть велодорожка, там по утрам я проезжаю пару кругов перед началом заседаний. Посмотрим, может быть, я смогу подхватить кого-то их своих коллег.

Министр и отец двух сыновей

Хайко Маас родился в 1966 году в Зарлуи. Еще во время изучения юриспруденции в вузе, он в 1994 году стал членом ландтага земли Саар. Был земельным министром, трижды проигрывал ХДС в гонке за пост земельного премьера. В 2013 ушел в федеральную политику, стал министром юстиции. Около полугода назад занял пост министра иностранных дел. Маас проживает с актрисой Наталией Вернер в Берлине. От предыдущего брака есть двое сыновей, находящиеся под совместной опекой с бывшей супругой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.