Американский политолог Юджин Чаусовский работает старшим аналитиком по тематике постсоветского пространства в американской частной разведывательно-аналитической компании «Стратфор». «Апостроф» расспросил его о том, чего он ожидает от украинского политиков перед выборами в 2019 году и как эти выборы может использовать Россия.

«Апостроф»: На Украине начинается новый политический сезон, через несколько месяцев должны состояться президентские выборы. Чего вы ожидаете от этого периода?

Юджин Чаусовский: Как и во время любого периода выборов, атмосфера будет политически заряженной. Особенно сейчас, когда опросы не демонстрируют особо хорошего положения [действующего президента Петра] Порошенко, и с ним будут соревноваться другие кандидаты. Поэтому, думаю, мы можем ожидать очень динамичного политического периода, много обвинений и, если хотите, политического театра, который будет нарастать до конца этого года и в начале следующего.

— Как это повлияет на отношения Украины с ЕС и Россией?

— Думаю, ЕС хочет политической стабильности на Украине, чтобы экономические отношения и отношения в сфере безопасности равивались неуклонным курсом. Поэтому для ЕС важны не столько конкретные детали политической кампании, сколько сохранение общих стратегических отношений.

Очевидно, что Россия заинтересована в обратном — политической нестабильности на Украине. Поэтому то, что способно подорвать стабильность Украины, — политически или в плане безопасности — интересует Россию, и она будет работать для этого прямо и косвенно. Через манипуляции с политическими кандидатами и партиями, пропаганду и информационные технологии, другие способы ведения «гибридной войны». Это борьба стабильности с нестабильностью, если говорить о том, чего хочет ЕС, а чего Россия.

— Видите ли вы признаки более мягкой позиции ЕС в отношении внутренней политики Киева, учитывая близость выборов?

— Я не уверен, что стоит это называть более мягкой позицией. Думаю, в ЕС знают о деликатных политических моментах на Украине. Поэтому не думаю, что они будут делать что-то, чтобы повлиять на процесс выборов. Со стороны ЕС требования относительно реформ и антикоррупционных усилий, конечно, останутся. Не думаю, что будет какое-то смягчение политики, кроме попытки удостовериться, что выборы пройдут как можно более гладко.

— Распространено мнение, что во втором туре будут бороться Порошенко и Тимошенко. Кто мог бы составить им конкуренцию?

— Уже есть определенное количество кандидатов. Если взглянуть на результаты социологических опросов, симпатии распределились довольно равномерно. Есть лидер «Океана Эльзы», другие фигуры… И скажем одну вещь: опросы на Украине, как вы знаете, могут сильно вводить в заблуждение. Кроме того, до выборов еще несколько месяцев, и еще может произойти нечто, что тем или иным образом повлияет на результаты опросов. Однако из-за трудностей Порошенко и некоторых его непопулярных шагов, связанных с реформами, есть пространство для других кандидатов — больше, чем на многих предыдущих выборах. Мне сложно говорить о конкретных лицах и о том, кто на этом этапе имеет хорошие шансы победить. Но действительно это выглядит так, что поле остается открытым.

Чем больше противоречивых фигур присоединится к гонкам, тем динамичнее может стать ситуация. Но, думаю, независимо от того, кто выиграет, внешняя политика Украины, которая была отличительным признаком периода после Майдана, должна остаться более-менее неизменной, независимо от того, победит Порошенко, Тимошенко или кто-то из «темных лошадок».

— Как этими выборами может воспользоваться Россия? У нее будет свой сильный кандидат?

— Думаю, у России — очевидно, из-за конфликта на Востоке Украины и из-за того, как политическая ситуация изменилась со времен Евромайдана — нет никакого серьезного пророссийского кандидата, который имеет большие шансы выиграть выборы. Поэтому Россия — что она делает и в других явно прозападных странах, где нет опасных или заметных пророссийских кандидатов — попытается посеять как можно больше хаоса. То есть попытается вызывать разногласия между прозападными кандидатами, чтобы подорвать их поддержку. Для этого Россия будет прибегать к методам вроде распространения пропаганды и дезинформации, будет пытаться создать больший беспорядок, чтобы любой из основных прозападных кандидатов выглядел слабым, был непопулярным.

— Если говорить о кандидатах и партиях, думаете, на парламентских выборах ситуация будет иной?

— На парламентских выборах показатели могут быть выше, потому что здесь не один человек является кандидатом. У пророссийских партий нет шансов получить большинство или что-то такое. Но определенные шансы пророссийские партии и те, которые умерены в вопросе России, имеют. Однако учитывая изменения в политической системе эти партии не имеют шансов прийти к власти или составить реальную конкуренцию широкому прозападному спектру.

— Как Москва может использовать для влияния на выборы вопрос Донбасса, собственные действия на Донбассе?

— То, как Москва использует Донбасс, — это более долгосрочная стратегия обескровливания украинского государства, нарушения территориальной целостности Украины. В контексте выборов это только средства, которые Россия использует, чтобы ослабить украинское правительство и Украину в целом.

Думаю, на этом этапе нет большого риска значительной эскалации, потому что для России это может иметь эффект, противоположный желаемому. Если будет какое-то значительное наступление и много жертв, это только может повысить поддержку Порошенко, Тимошенко или кого-то из более националистически настроенных кандидатов, которые будут даже более жесткими в отношении России.

— Чего, по вашему мнению, ожидает от украинских выборов Вашингтон?

— Думаю, США, как и ЕС, прежде всего заинтересованы в поддержании политической стабильности на Украине, чтобы отношения с украинским правительством не пострадали. Я имею в виду более широкие экономические связи и связи в сфере безопасности, которые были налажены за последние четыре года. Поэтому для США дело не столько в личностях, сколько в выстроенных отношениях до сих пор.

— То есть непубличная поддержка Соединенными Штатами одного из кандидатов в президенты Украины невозможна?

— Считаю, что она маловероятна. США не имеют какой-то конкретной заинтересованности в какой-то одной персоне, пока политика остается прозападной.

— Насколько на украинские выборы может повлиять процесс против Пола Манафорта? Учитывая его работу в Украине.

— Очевидно, что вопрос Манафорта является важной проблемой в США. Но его работа на Украине — это лишь один из фрагментов его портфолио. То есть дело не касается конкретно Украины. Но, конечно, если бы стало известно о связи Манафорта с кем-то из украинских кандидатов или партий на Украине, это могло бы заставить США задуматься, стоит ли поддерживать их и работать с ними.

— Дело Манафорта — лишь часть расследования российского вмешательства в выборы. Сейчас понятно, какими могут быть последствия этого расследования спецпрокурора Мюллера?

— Мы уже видели определенные последствия расследования: были выдвинуты обвинения против некоторых российских должностных лиц. Это расследование фактически заставляет администрацию Трампа действовать в отношении России, и это действительно происходит — санкции против РФ расширяют. В будущем, думаю, тенденция сохранится, потому что рассматривают и другие законопроекты о санкциях.

И, конечно, чем больше будет появляться информации в процессе расследования Мюллера, тем сильнее будет давление на администрацию Трампа, чтобы та действовала в отношении России. Следует ожидать, что расследование негативно повлияет на отношения США с Россией, даже когда Трамп пытается выстроить дипломатические контакты с Путиным.

— Скоро выборы пройдут и в Соединенных Штатах. Какое значение на этих выборах в Конгресс будут иметь вопросы России и Украины?

— Основным аспектом на этих выборах является российское вмешательство в выборы. Конечно, мы видели последствия этого в случае с президентскими выборами, но есть беспокойство и признаки того, что Россия продолжает некоторые свои усилия. И это вызывает дискуссии внутри американского правительства относительно того, как реагировать на действия России, какие санкции вводить. От того, что станет известно до выборов, зависит, как будет выглядеть дискуссия относительно наказания России, прежде всего санкциями.

— Есть мнение, что смерть Джона Маккейна символизирует превращение Республиканской партии в партию, которая поддерживает Трампа и отрицает российское вмешательство. Вы согласны с этим? И будут ли республиканцы и в новом созыве Конгресса поддерживать Украину, как раньше?

— Не думаю, что смерть Маккейна существенно изменит поддержку Украины Соединенными Штатами. В Конгрессе было согласие обеих партий, почему следует сохранять давление на Россию, реагировать на такие действия России, как вмешательство в выборы, война на Украине, поддержка Северной Кореи. Это не касается только одной страны. Конгресс выступает единым фронтом, когда речь заходит о России. Поэтому я не думаю, что смерть Маккейна может повлиять на это. Хотя он и играл в этих усилиях значительную роль, они все равно будут прилагаться в Конгрессе, что непосредственно будет влиять и на администрацию президента США.

— Как вы оцениваете ситуацию в Азовском море и угрозы со стороны россиян? Вы допускаете, что Россия может попытаться пробить сухопутный коридор в Крым?

— Думаю, это очень маловероятно. Если бы Россия планировала пробить коридор по суше в Крым, она бы уже, наверное, это сделала. И хотя Россия с военно-тактической точки зрения может иметь возможности сделать это, реакция на ее предыдущие действия в Крыму и на Востоке Украины в виде широкой западной поддержки, санкций и политического давления на РФ, заставляет Россию дважды подумать, прежде чем пытаться пробить сухопутный коридор. Я бы не исключал этого полностью, поскольку из-за изменения политических тенденций произойти может все, но сейчас риск является призрачным.

— Что должна делать Украина, чтобы предотвратить медленный захват Азовского моря?

— Не мне говорить, что следует делать Украине. Но могу сказать, что Украина усиливает свои связи в сфере безопасности с Западом и США. Свидетельством этого является предоставление комплексов «Джавелин», увеличение количества совместных военных учений с США и НАТО. Поэтому чем больше поддержки в сфере безопасности Украина получит от Запада, тем легче будет не допустить того, чтобы такие ситуации, как сейчас в Азовском море, стали значительно серьезнее.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.