По словам заместителя министра финансов Владимира Колычева, Россия готова выкупать собственный внутренний долг на открытых рынках, если США введут запрет на операции с российскими суверенными долговыми обязательствами или если волатильность существенно превысит обычный уровень. Эта идея заслуживает внимания, если рассматривать иностранных держателей гособлигаций как источник нестабильности — а именно так и должна их рассматривать такая страна, как Россия, руководимая президентом Владимиром Путиным.

Как отметила в аналитической записке в феврале «Группа ЮниКредит» (UniCredit), на некоторых развивающихся рынках доля нерезидентов, владеющих долговыми обязательствами страны, находится в тесной взаимосвязи с номинальным курсом ее валюты. В Венгрии увеличение доли иностранных владельцев облигаций страны на 1% приводит к повышению курса национальной валюты на 0,47%, в Индонезии и Мексике — на 0,8%, а в Турции — на 1,4%.

Теперь можно увидеть это на практике: даже если абсолютные цифры не совсем соответствуют модели «ЮниКредит», направление тренда очевидно. По данным «Блумберг» (Bloomberg), иностранные инвестиции во внутренний долг Турции этом году снизились примерно на 55%, а турецкая лира подешевела по отношению к доллару на 43% процента. В России доля нерезидентов в облигациях федерального займа снизилась за первое полугодие примерно на 10%, а снижение рубля в текущем году на данный момент составило почти 16%. Что же касается иностранных инвестиций в долг Мексики, они выросли на 0,2%, и стоимость песо повысилась на 2%.

Одной из причин валютной цепной реакции на развивающихся рынках в этом году является то, что в результате повышения ставок американские активы стали более привлекательными. И инвесторы, которые вкладывали ликвидные средства, создававшиеся годами по причине слабой монетарной политики в развитых странах, в активы развивающихся рынков, больше не испытывают особого желания рисковать.

Иностранные инвестиции в облигации страны способствуют укреплению валюты и повышению доходности, но иностранные инвесторы часто первыми уходят с рынка при малейших признаках неблагоприятной ситуации. Их реакция на негативные новости зачастую более выражена, чем у отечественных инвесторов. Возможно, это связано с тем, что у последних меньше инвестиционных возможностей или больше уверенности в своей стране, чем у гоняющихся за доходами иностранцев, готовых вкладывать в экономику чужой страны. В мае, как только иностранцы активизировали продажи турецких облигаций в ответ на объявление президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом о досрочных выборах и планах усилить личный контроль над экономикой, «Голдман Сакс Груп» (Goldman Sachs) посоветовала инвесторам действовать осторожно на развивающихся рынках с большим объемом долга, принадлежащим иностранцам.

Националистические правительства Восточной Европы, особенно Венгрии и Польши, уже давно считают, что большая доля нерезидентов в гособлигациях свидетельствует об опасности. Для них служит показателем потери суверенитета и внешней зависимости. В интервью изданию «Блумберг» в начале этого года премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий (Mateusz Morawiecki) с гордостью говорил о сокращении доли польского госдолга в портфелях нерезидентов до 50% — по сравнению с 60% тремя годами ранее. Но, судя по последнему валютному кризису, в том, что касается общей задолженности страны или ее экономики, доля облигаций в руках иностранцев проблемой не является.

Но в нынешнем кризисе больше всего пострадали не страны с формирующейся рыночной экономикой, на которые приходится наибольшая доля долговых обязательств в руках нерезидентов. И даже не страны, наибольший объем госдолга которых, находится в иностранной собственности в абсолютном выражении. Наибольший ущерб понесли те страны, которые стали источником самых плохих новостей.

Турция страдает от экономического своеволия Эрдогана и явной консолидации его авторитарного режима. Бразилии предстоит провести выборы — их итоги совершенно непредсказуемы, и никто из основных кандидатов не симпатизирует инвесторам. Россия страдает из-за ужесточения санкций США, и конца этому не видно. Аргентина и Южная Африка, две другие страны, валюты которых вошли в этом году в пятерку самых слабых, вынуждены решать серьезные вопросы относительно адекватности их экономической политики.

Для таких проблемных стран, являющихся источниками плохих новостей, внешний долг представляет опасность. Если вы управляете страной, которая имеет обыкновение создавать негативные информационные поводы с точки зрения инвесторов, то есть если вы — Путин, стремящийся противостоять США, или Эрдоган, заинтересованный в еще большем усилении контроля, то любая серьезная сумма вашего внешнего долга в руках нерезидента является проблемой. Иностранные инвесторы первыми покинут вашу страну, что окажет давление на национальную валюту. При этом отечественные инвесторы, возможно, останутся лишь из-за того, что у них есть более долгосрочные перспективы, и потому что они лучше понимают ситуацию в стране, чем те, кто ориентируется на новостные репортажи.

Поэтому такие меры, как выкуп долговых обязательств, если страна может себе это позволить, — представляются целесообразными даже в отсутствие чрезвычайной ситуации. оставлять облигации в портфелях нерезидентов будет России выгодно лишь в том случае, если она уладит свой конфликт с США. А поскольку эта перспектива с каждым днем становится все более отдаленной, скупка облигаций у иностранных держателей — это то, что доктор прописал. Именно это необходимо для повышения стабильности рубля и для укрепления экономического суверенитета, к которому так стремятся восточноевропейские националисты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.