Боб Вудворд — автор сенсаций об американском президенте — пишет в своей новой книге «Страх», которая на этой неделе появилась на магазинных полках, что пристальное внимание к российской угрозе разгневало людей из окружения Трампа не только потому, что это «охота на ведьм» против президента и его людей, но и потому, что такой подход просто глуп.

«Китай — настоящая угроза. Россия не проблема. Российская экономика сравнима по размеру с экономикой штата Нью-Йорк — примерно три с половиной триллиона долларов, в то время как Китай по экономическим показателях может обогнать США, возможно, в течение десяти лет». (На самом деле, по паритету покупательной способности Китай уже намного опережает США).

Переговорные позиции России не зависят от влияния на американский рынок. Торговля с ней ничтожно мала по сравнению с Китаем, Западной Европой, Японией или Восточной Азией. Страна, которая отправляет американских астронавтов на космическую станцию (договор близок к завершению) и развивает ультрасовременные системы оружия, по-прежнему не представляет интереса для среднестатистического западного потребителя.

Переговорные позиции России зависят от ее размера, местоположения, готовности атаковать более слабых соседей (Грузия, Украина) и в какой-то степени от игры мускулами.

Блины на двоих

Впервые в истории китайские военные принимают участие в российских массивных учениях вдоль восточного побережья, на севере Тихого океана. Русские уже какое-то время хвастаются тем, что «Восток-18» — «крупнейшие учения в российской истории», даже масштабнее, чем «Запад —81» (1981), которые проходили в особенно мрачный период холодной войны между Востоком и Западом и были самыми значимыми в истории Советского Союз.

Количество китайских военных в учениях не превышает одного процента от числа всех участников, но замысел понятен.

Параллельно с учениями при участии российского и китайского президентов во Владивостоке собрался Восточный экономический форум. Лидеры фотографировались, как американские политики во время выборов: пекли блины, надев фартуки. По данным шанхайской газеты, затем они отправились пробовать тёплые свежеиспеченные творения своих рук, добавив к трапезе водки и икры для вкуса.

Президенты также выразили приверженность «сохранению устава ООН и принципов организации, а также несогласие с «односторонней политикой и торговым протекционизмом». Односторонние шаги и протекционизм в значительной степени определяют американскую дипломатию в эпоху Трампа.

Локомотив едет и едет

Никого в США, конечно, не интересует взгляд Путина на протекционизм. Другое дело — Си. Мировая торговля сейчас лежит на его плечах. Оценка положения дел меняется как минимум раз в неделю.

В прошлую среду Министерство торговли в Вашингтоне объявило, что дефицит торгового баланса США за первые семь месяцев года составил почти 338 миллиардов долларов, достигнув самого высокого уровня с момента большого финансового кризиса 2008 года и увеличившись на 22 миллиарда по сравнению с предыдущим годом. Это само по себе не удивительно: когда в США происходит бум, мир пользуется этим. Выражаясь классической метафорой, США — это «локомотив, который тянет за собой вагоны». Но это историческое понимание не удовлетворяет президента. Оно лишь усиливает его уверенность, что мир «организует» Америку.

Дипломатическая логика односторонних шагов заключается в том, чтобы напомнить друзьям и соперникам о силе США. Очевидно, Трамп готовился к протестам Китая. Но он надеялся, что демонстрация силы возымеет немедленное действие. Президент публично выразил удовлетворение от ущерба, нанесённого Ирану и Турции с помощью санкций и штрафов; он поставил уступчивость Северной Кореи в заслугу усилению экономической блокады. Что-то подобное должно было случиться и с Китаем.

Сколько самолетов за 20 лет?

Пока Китай не заплатил ожидаемую цену. Хотя США ввели таможенные пошлины на половину товаров из Китая в Америку, объём торговли КНР в августе продолжил расти и достиг нового максимума в 31 миллиард долларов. Эта цифра, от которой президент должен был подпрыгнуть со стула, становится известна в тот момент, когда Белый дом готовится ввести таможенные пошлины на весь импорт из Китая, который в 2017 году превысил отметку в полтриллиона (505 миллиардов) долларов.

Здесь интересна китайская реакция. В первые месяцы года китайцы реагировали жестко. Они пообещали око за око и доллар за доллар. И тут случилось чудо: «Вол стрит джорнал» (The Wall Street Journal) написал сегодня утром, что представители американских компаний услышали ободряющие новости от главного экономического советника Си Цзиньпиня Лю Хэ, ответственного за переговоры с США. Лю сообщил им, что Китай не собирается ограничивать деятельность американских компаний в Китае.

​На прошлой неделе генерального директора «Эксон мобил» (Exxon Mobil) пригласили к китайскому главе правительства. Их встречу даже транслировали по китайскому телевидению. Техасский энергетический гигант планирует инвестировать десять миллиардов долларов в нефтеперабатывающий завод на юге Китая. Он будут конкурировать с нефтеперабатывающими заводами национальной нефтедобывающей компании. Завод будет полностью принадлежать Exxon Mobile.

Вчера Boeing заявила, что китайские авиалинии планируют купить у неё 7690 самолетов в течение следующих 20 лет на сумму в 1,2 триллиона долларов (1200 миллиардов). Для сравнения, размер российской экономики в этом году должен составить 1,7 триллиона долларов.

Еврейско-китайская область

Другими словами, с прагматичной точки зрения, сейчас на международной арене ведётся только одна крупная игра — между США и Китаем. Остальное само по себе не то, чтобы не важно, но меркнет перед главным. Владимир Путин может использовать какие угодно манёвры, но у него нет значимого места за главным столом.

Можно только предполагать, чем руководствуется российский президент, устанавливая военное партнёрство с Китаем. Даже если он не жалует либеральную западную демократию и тирания ему приятнее, не очень понятно, чего он хочет добиться, кроме как позлить США.

В конце концов, если маленькие и слабые члены НАТО так сильно раздражают его на западной границе, что он готов терпеть бойкот, ограничения и болезненные санкции, чтобы причинить им вред, почему он остаётся абсолютно равнодушным к стремительному развитию Китая у 4200-километровой границы с Россией?

По данным Академии наук в Москве, китайцы уже стали второй по численности этнической группой в России. Это стало следствием миграции через границу. Губернатор «еврейской области» Биробиджан у границы с КНР, сказал два года назад, что 80% земли там принадлежит Китаю.

Глубокая враждебность Путина к Западу наряду с антизападными фантазиями российских интеллектуалов (верящих в то, что они называют «евроазиатским путём развития» под руководством России) толкают Россию к Китаю, возможно, так же, как Сталина бросили в объятия Гитлера.

Кстати, на этой неделе мы услышали, что миллион мусульман удерживается в лагерях на севере Китая для превращения их в китайских патриотов. Это, безусловно, тот случай, когда китайские и российские диктаторы могут поделиться мнениями и начать сотрудничество.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.