В российском Сочи Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин в течение четырех часов вели переговоры о судьбе окруженной цитадели сирийских боевиков в Идлибе. В конце всех ожидал явный сюрприз.

В ходе пресс-конференции на живописном черноморском курорте президенты Турции и России заявили вечером в понедельник о создании 15-20-километровой демилитаризированной буферной зоны. Контроль там берут на себя совместно турецкая армия и российская военная полиция.

Цель: необходимо размежевать военизированные формирования боевиков и сирийские войска. Таким образом можно будет избежать столкновений. Тяжелое оружие и ракетные установки должны быть отведены из демилитаризированной зоны.

Может ли гражданское население теперь облегченно вздохнуть?

Тем самым пока снимается с повестки дня запланированное наступление сирийского режима — и таким образом «гуманитарная катастрофа», которой опасалась ООН. В Идлибе находятся примерно три миллиона гражданских, половина из них — беженцы. С большим опасением они ожидали результата встречи Путина и Эрдогана, поскольку последние переговоры 7 сентября в Тегеране провалились. Тогда Россия категорически отвергла турецкие требования перемирия.

Может ли гражданское население теперь ввиду создания новой зоны безопасности действительно облегченно вздохнуть? Удалось ли Турции в последнюю минуту накануне наступления режима все же уберечь от гибели своих боевиков, которых она поддерживает на протяжение нескольких лет? В интернете сторонники Эрдогана уже славили своего «великого президента», который искусно обошел Россию.

Однако пока по поводу соглашения в Сочи больше вопросов, чем ясности. Ведь пока неизвестны детали о том, что же будет после создания буферной зоны 15 октября. Их еще только предстоит согласовать. «Вопросов очень много, причем есть и сложные вопросы, — сказал руководитель Кремля Путин. — Я рад поискать решения там, где их пока нет».

Россия говорит о «гнойнике»

Самой большой проблемой, которую представители российского правительства называют «гнойником», в Идлибе является джихадистская группировка «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ, организация, запрещенная в РФ, — прим. перев.). В соответствии с российско-турецким соглашением, она должна полностью исчезнуть из буферной зоны вместе со всеми другими радикальными исламистами. Но что будет потом?

Турция за прошедшие месяцы неоднократно безуспешно пыталась уговорить джихадистов сдаться. Предложение состояло в том, чтобы вместе со всеми другими военизированными формированиями отойти в занятый Турцией район на севере Сирии. Эта модель сработала в других занятых боевиками регионах, таких как Дамаск, Хомс и Деръа.

До сих пор Эрдоган настаивал на этом плане. Однако Путин отмел его: «Потому что этим террористам нельзя дать уйти, к тому же еще и под предлогом гуманитарных целей». Можно предположить, что российский президент не изменил свое мнение. Так что же произошло в Сочи? Турция должна была выступить с планом Б, на базе которого теперь на Черном море и достигнуто соглашение.

У Турции, вероятно, имелся план Б

О том, как мог выглядеть этот план Б, можно сделать выводы из высказываний Махмуда Афанди (Mahmoud Afandi), представителя сирийской оппозиции. Его заявления точно обрисовывают наиболее вероятный компромисс между Россией и Турцией.

Согласно высказываниям Афанди, предпринимается попытка изолировать террористов из «Хайят Тахрир аш-Шама» и тем самым исключить угрозу мирному населению. Этого уже несколько раз требовали Путин и его министр иностранных дел Сергей Лавров. Для Анкары это не было бы проблемой, ведь в конце августа она включила джихадистов в официальный список террористов. Кроме того, турки могут таким образом спасти свои готовые к сотрудничеству формирования. «С большой долей вероятности все террористы будут доставлены в один-единственный район, а именно в Джиср-эш-Шугур, — сказал далее Афанди. — Там практически нет никакого гражданского населения».

Теоретически Россия и сирийский режим могли бы там тогда расправиться со всеми «террористами». Вот только совсем добровольно «Хайят Тахрир аш-Шама» и все другие, отчасти еще более экстремистские группировки не дадут себя туда отправить. По словам Афанди, у Эрдогана тогда мог бы быть наготове такой ход: Анкара предлагает своим группировкам в Идлибе в случае их сдачи компенсацию. В ответ они воюют против террористов. А по окончании конфликта российская военная полиция контролирует Идлиб и охраняет группировки боевиков от атак режима.

«Россия гарантирует им выживание», — утверждает представитель оппозиции Афанди. Этот сценарий уже успешно функционировал в других частях Сирии. Частично соединения боевиков даже присоединялись к войскам сирийской армии, которая находится под российским командованием. Это могло бы снова сработать и в Идлибе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.