Ведущий PR-менеджер оказался в центре всеобщего внимания благодаря тому, что он организовал ту самую нашумевшую встречу в Трамп-тауэр: «Это уже слишком для парня из Манчестера».

Дональд Трамп готов вас переехать, чтобы добраться до своего золотого унитаза. Вполне возможно, он не смотрел, как работницы секс-индустрии мочились в номере московского отеля. Его отношения с Россией — это «праздник любви», и не исключено, что он мог вступить с ней в сговор, чтобы победить на выборах 2016 года. Его сын, несомненно, был готов попробовать.

Именно такие выводы можно было сделать, проведя час в компании Роба Голдстоуна (Rob Goldstone), журналиста родом из Манчестера, ставшего PR-менеджером, который сыграл важную роль в нескончаемом шоу Трампа, став кусочком паззла в расследовании связей президента США с Москвой.

Именно Голдстоун организовал ту злополучную встречу Дональда Трампа-младшего и российского юриста, пообещавшего передать американцам компромат на Хиллари Клинтон, соперницу Трампа на президентских выборах. Спустя несколько месяцев, уже после шокирующей победы Трампа, Голдстоуном заинтересовались ФБР и СМИ, а сам он начал публиковать в соцсетях смешные видео и фотографии, на которых он примерял дурацкие шляпы и разыгрывал сценки из детского сериала о медведе Энди на ВВС на борту круизного корабля.

Когда мы встретились в шикарном отеле в Вашингтоне, 57-летний Голдстоун, имеющий двойное британско-американское гражданство, показался мне довольно вежливым и прагматичным. Благодаря своему красноречию он сумел убедить Мухаммеда Али выступить на местном радио в Бирмингеме и получил место в концертном туре Майкла Джексона. Он был PR-менеджером российского певца азербайджанского происхождения Эмина Агаларова в тот момент, когда, по его собственным словам, он написал «самое знаменитое электронное письмо в истории». (Отец Агаларова, Арас — владелец компании-застройщика, который вместе с Трампом организовал конкурс красоты «Мисс Вселенная» в Москве в 2013 году.)

Голдстоун, который сейчас живет в Хобокене, штат Нью-Джерси, вспоминает: «В то утро Эмин позвонил мне и сказал, что его отец только что встретился с юристом, который, по его словам, был либо бывшим, либо действующим прокурором — я точно не помню — но у которого были хорошие связи и некая потенциально компрометирующая информация, касавшаяся нелегального финансирования россиянами демократов или Демократической партии и предвыборной кампании — то есть я подумал, что речь идет о Хиллари, потому что она была кандидатом. И Эмин спросил меня, могу ли я организовать встречу с Трампами».

Голдстоун просил Агаларова рассказать подробнее об этом юристе или предоставить какую-то иную информацию, но безрезультатно. Тем не менее, через три минуты он уже набрал текст того судьбоносного электронного письма на своем смартфоне и отправил его Трампу-младшему в 10:36 утра 3 июня.

«Это, очевидно, очень высокий уровень и закрытые сведения, но это часть той поддержки, которую Россия и ее правительство оказывают г-ну Трампу — при посредничестве Араса и Эмина», — написал Голдстоун.

Теперь он говорит следующее: «Я пытался приукрасить обрывочную и смутную информацию. Я преувеличил. Я применил свой старый журналистский прием — прежде я работал на Флит-стрит, я работал на газету «Сан» (The Sun) — немного пиара, но основные моменты я все же отразил в письме. Спустя все эти месяцы и годы, если смотреть на это, становится ясно, что своими преувеличениями я попал в самую точку».

Спустя примерно 20 минут Трамп-младший ответил Голдстоуну: «Если это то, о чем вы говорите, я с удовольствием».

Голдстоун продолжает: «Когда я прочел "Если это то, о чем вы говорите, я с удовольствием", я подумал: слава богу, он понимает, что все может быть так, как я говорю, а может быть и иначе. Я подумал: вот причина, по которой я могу считать, что некоторые сомнения все же есть. Мне кажется, недавно я где-то читал, что Дональд-младший заявил, что, по его мнению, в моем письме был некий элемент позерства, что все звучало слишком хорошо, чтобы быть правдой, поэтому нам нужно было проверить».

«Я думал, голова Джареда взорвется»

Встреча состоялась 9 июня в конференц-зале на 25 этаже Трамп-тауэр в Нью-Йорке. Голдстоун не собирался на ней присутствовать, но, по его словам, Трамп-младший уговорил его. Он сидел рядом с зятем Трампа Джаредом Кушнером (Jared Kushner) с одной стороны длинного стола. Напротив них сидел деловой партнер Агаларова Ике Кавеладзе, связанный с Кремлем юрист Наталья Весельницкая, лоббист Ринат Ахметшин и переводчик Анатолий Самочернов. Во главе стола сидели Трамп-младший и тогдашний глава предвыборного штаба Трампа Пол Манафорт (Paul Manafort).

По словам Голдстоуна, Весельницкая начала говорить «очень общими фразами» о спонсорах-миллиардерах, которые пожертвовали деньги на нужды демократов и кампанию Клинтон, не заплатив налоги. «Речь шла о том, насколько это неправильно — делать пожертвования в пользу демократов, и причина, по которой я это запомнил, — я посмотрел на сидящего за столом Дональда-младшего и подумал: «Разве твой отец прежде не финансировал демократов? Зачем мы все это выслушиваем?»

Эта встреча начала казаться бессмысленной затеей. «Джаред Кушнер сидел рядом со мной. Он выглядел очень взволнованным тем, что происходило, и теребил свой телефон. Пока она говорила своим монотонным голосом, он внезапно сказал: "Я понятия не имею, о чем вы говорите. Может быть, перейдем к сути?"»

© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Адвокат Наталья Весельницкая отвечает на вопросы журналистов в Москве
Весельницкая просто продолжила с того места, на котором ее прервали, и выражение лица Кушнера стало таким, будто он был готов взорваться, как вспоминает Голдстоун. «Мне казалось, что голова Джареда сейчас взорвется. Позже я прочитал, что, когда он взволнованно писал сообщение на своем телефоне, он писал его своему ассистенту, прося вытащить его с этой встречи как можно скорее. Манафорт выглядел так, будто он сейчас заснет. Дональд-младший начал подниматься со своего кресла, когда Весельницкая повернулась и, обратилась к нему: «О чем я действительно хотела бы поговорить — это закон Магнитского и его связь с усыновлением российских детей американскими семьями».

Принятый в 2012 году закон Магнитского ввел санкции против россиян, виновных в нарушении прав человека. В ответ на него президент России Владимир Путин запретил американским семьям усыновлять российских сирот. «В этот момент я навострил уши. Подождите, подождите, усыновление? Я никогда не слышал о законе Магнитского, поэтому я не понимал, о чем она говорит. А она продолжила вести речь о том, насколько это несправедливо».

«Я отправил текстовое сообщение Ике: "Почему мы говорим об усыновлении, что это значит?" Он понимающе кивнул мне, а она продолжила вещать об усыновлении, и я видел, насколько все напряжены. Поэтому я отправил еще одно сообщение: "Нужно завершить эту встречу, она, очевидно, выводит из себя наших хозяев"».

«Он снова мне кивнул, но, прежде чем он смог что-то сделать, Дональд-младший встал и произнес: "Я просто хочу сказать, что мой отец — частное лицо, он не избранный чиновник, и я считаю, что вам следует обратиться с этими вопросами к администрации Обамы". Тогда я тоже встал, а она сказала: "Может быть, вы рассмотрите этот вопрос или будете иметь это в виду на случай, если что-то изменится". Он ничего не ответил. Я сказал: "Спасибо большое"».

«Я вывел их, как животных, а сам задержался и сказал Дональду-младшему: "Послушай, мне действительно очень неловко". Он ответил: "Я просто не понимаю, зачем нужно было проводить эту встречу". Я сказал: "Абсолютная чушь". Я позвонил Эмину и сказал: «Несомненно, это самая досадная вещь из тех, которые ты просил меня сделать».

Трамп-младший назвал эту 20-минутную встречу обманом, признав, что он надеялся получить компромат на Клинтон, но что это оказалось лишь предлогом для того, чтобы поговорить о законе Магнитского. И Голдстоун согласен с ним — почти.

«Год назад я бы сказал, что на все 100% это было действительно так. Я научился во время общения с людьми, что нужно всегда оставлять 10%, скажем, чтобы посмотреть, что нам предлагают. И я просто надеюсь, что меня не использовали — будь то умышленно или непреднамеренно».

Казалось, что все на этом закончилось. Но в ноябре 2016 года Трамп шокировал весь мир, одержав победу на выборах.

«Это уже слишком для парня из Манчестера»

Голдстоун утверждает, что он не удивился. «Он был настолько необычным и настолько нелепым, что в ту минуту, когда он сообщил о своем желании баллотироваться в президенты, я сказал всем, что он выиграет — не благодаря своей политической программе, а благодаря своей способности убедить вас в том, что он — это вы, а вы — это он. Он — не вы. Он с легкостью переедет вас на своем "Майбахе", чтобы поскорее добраться до своего золотого унитаза. Но он способен убедить вас, что он — это вы».

В июле прошлого года издание «Нью-Йорк Таймз» опубликовало статью о встрече в Трамп-тауэр под заголовком «Российский компромат на Клинтон? "С удовольствием", — сказал Дональд Трамп-младший» (Russian Dirt on Clinton? ‘I Love It,' Donald Trump Jr Said). Та встреча была самым наглядным доказательством как минимум попытки вступить в сговор. Имя Голдстоуна было упомянуто в статье и сразу же стало известно всему миру.

«Я поехал в Манчестер, чтобы навестить родных и спросить, как у них дела. И они ответили: "Нам звонили". Я поехал к своей престарелой тете, которой уже за 90 и которая живет в доме для инвалидов. Я начал говорить ей: «Не знаю, известно ли тебе об этом. Прости меня». И тут она ответила: "Это же потрясающе! У меня было столько посетителей, и мы смотрим новости". И тогда я попросил ее забыть о том, что я собирался ей сказать».

Голдстоун, который намеревался провести год в путешествиях, вернулся в США, чтобы добровольно дать показания многочисленным комитетам Конгресса, специальному прокурору Роберту Мюллеру (Robert Mueller) и большому жюри.

«Это уже слишком для парня из Манчестера, — говорит он. — На самом деле это для любого человека перебор».

На его встрече с Мюллером присутствовало полдюжины человек, и она проходила в помещении без окон. «На самом деле я надеялся, что она пройдет в здании Эдгара Гувера и что все будет очень захватывающе, но все произошло иначе. Они хотели узнать все о моих отношениях с Агаларовыми, об отношениях Агаларовых с Трампами, об отношениях Агаларовых с Москвой, об отношениях Трампа с Москвой, которые, как я уже ранее говорил, ограничивались проведением конкурса "Мисс Вселенная"».

Голдстоун организовал номер для Трампа в отеле Ритц-Карлтон в Москве на время проведения конкурса «Мисс Вселенная» в 2013 году. Голдстоун скептически относится к информации, приведенной в досье бывшего офицера британской разведки, о том, что в своем номере Трамп встречался с проститутками. По его мнению, Мюллер тоже не верит в это.

«У меня создалось впечатление, что вопросы касательно досье Стила, которое, в сущности, сводится к записи того, как проститутки мочатся, задавались просто для галочки, — говорил Голдстоун. — Мне их задавали, но у меня сложилось впечатление, что, поскольку я не был человеком, который убирал номер после Трампа и проституток, все это воспринималось с заметным скептицизмом».

Голдстоун вспоминает, что во время той поездки Трамп говорил богатым россиянам, что он восхищается Путиным и что он считает Путина более сильным лидером по сравнению с Бараком Обамой.

«Если вы русские — а насколько я понял, находясь там, это чрезвычайно ксенофобская и патриотически настроенная нация — и перед вами появляется человек, который говорит вам, что вы замечательные и что ваш президент сильный, это праздник любви. Мне кажется, ему нравится Россия, потому что он ей нравится».

К какому выводу придет Мюллер? Голдстоун, который написал книгу под названием «Поп-звезды, конкурсы красоты и президенты: как одно электронное письмо перевернуло мою жизнь» (Pop Stars, Pageants & Presidents: How an Email Trumped My Life), отвечает: «Я бы сказал, что, если бы я собирался вступить с кем-то в сговор, то последний человек, с которым я бы это сделал, — это Дональд Трамп. Мне кажется, что он может быть вашим другом в 9:30 утра, к 12 дня он может быть вами недоволен, а к 5 часам вечера он уже в ярости и пишет о вас гадости в твиттере. Зачем нужно вступать в сговор с таким человеком?»

Но Голдстоун предупреждает: «Вполне возможно, существует масса обстоятельств, о которых мы понятия не имеем. Это паззл. И я являются всего лишь одним из его кусочков».

«Больше всего меня злит то, что меня изображают так, будто я был с ними заодно, и мне хочется кричать: "Какое отношение все это имеет ко мне? Я всего лишь написал электронное письмо по просьбе своего клиента"».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.