Наша общественность часто задается вопросом, почему Россия позволяет сербскому государственному руководству широко использовать ее имя в целях внутренней пропаганды. Я попытаюсь дать ответ на этот частый, но непростой вопрос.

Многие сегодня ясно видят, что Александр Вучич проводит активную евроатлантическую политику. С этим наблюдением сопряжены две дилеммы. Во-первых, как ему это удается, если учесть, что его избиратели настроены пророссийски? Во-вторых, как Вучичу с его политикой удается заручиться российской поддержкой? Две дилеммы можно объединить в одном утверждении, требующем проверки: Александру Вучичу удается завоевывать внутреннюю поддержку пророссийски настроенных избирателей, поскольку Россия поддерживает его политику.

Таким образом, нужно выяснить, действительно ли Россия поддерживает его евроатлантическую политику. Во-первых, сама формулировка «евроатлантическая политика Вучича» не российское определение этой политики, а мое личное. Очевидно, что если бы так сербская внешняя политика называлась официально, никакой российской поддержки не было бы, а, вероятно, она преобразовалась бы в официальную критику. Итак, есть ли основания утверждать, что сербская внешняя политика по сути является евроатлантической, а не просто европейской? Разве наша официальная политическая доктрина заключается не в военном нейтралитете? Разве Вучич часто не напоминает сербской общественности, западным политикам и даже Владимиру Путину (во время недавней встречи), что Сербия не войдет в Североатлантический альянс (НАТО)?

Чтобы ответить на эти вопросы нужно, во-первых, выяснить, какую внешнюю политику на самом деле проводит Сербия, и, во-вторых, насколько Вучичу можно верить. Наконец, стоит разобраться, на какой стадии переговоров с албанцами находится Сербия.

Прежде всего, Сербия проводит политику ассоциации и вступления в Европейский Союз. Нужно отметить, что официально Россия не только не возражает, но и поддерживает эту политику. Для России главное, чтобы Сербия не вступила в НАТО. Но может ли Сербия войти в Евросоюз, не вступив в НАТО? Вопрос риторический по одной простой причине: Сербия еще очень долго, а скорее всего никогда, так и не войдет в Европейский Союз. Если бы вступление в ЕС было возможно и предстояло в скором времени, то было бы понятно, что перед вступлением в Европейский Союз Сербия обязана вступить в НАТО. Именно из-за реалистичности и сербской, и российской официальной политики и реального отсутствия перспективы вступления Сербии в ЕС руководство обеих стран проявляет завидное спокойствие. Одно утверждает, что Сербия никогда не войдет в НАТО, а второе понимает, что подобный сценарий действительно невозможен.

Российскую сторону могли бы обеспокоить переговоры о вступлении (и не только о нем), в ходе которых (при обсуждении 31 пункта о внешней политике и политике в сфере безопасности, а в особенности, 35 пункта, связанного с Дамокловым мечом — Косово) Сербии пришлось бы привести свою политику в соответствие с концепцией западной коллективности безопасности, в которой НАТО играет ключевую роль. Продолжение этого сценария — в ответе на третий вопрос.

Второй вопрос заключается в том, стоит ли россиянам верить Вучичу на слово? Казалось бы, они ему верят, но не обязательно так оно и есть на самом деле. Дипломатия по своему определению является такой сферой, где недоверие предшествует доверию, и в соответствующей ее могуществу мере это касается и российской дипломатии. Однако то, что россияне, по-видимому, с недоверием относятся к сербской внешней политике, не доходит до сведения сербской общественности. Только последняя встреча Вучича и Путина обнаружила трещины в их прежде монолитном единомыслии. Путин отверг идею о разграничении, и эта трещина может разрушить большой и хрупкий монолит сербско-российских отношений. Посмотрим…

Вопрос по-прежнему в том, насколько можно верить заявлениям Вучича о военном нейтралитете Сербии, пока не пришел момент (а он постепенно превращается в вечность) вступления Сербии в Европейский Союз? Возможно ли, чтобы Сербия вошла в НАТО, но не вступила в ЕС, ведь ее нынешний путь в Евросоюз можно назвать бесконечным? Раз мы говорим о заявлениях Вучича, стоит подчеркнуть, что этот человек уже несколько раз в жизни клялся и солгал, во-первых, своему начальнику в партии В. Шешелю, во-вторых, своей партии (радикальной), в-третьих, своему «политическому отцу» Т. Николичу, у которого забрал партию (прогрессивную). Кроме того, Вучич много раз клялся всему Косово, что не помешало отдать его албанцам после Первого брюссельского соглашения. Вучич приносил клятву и своей стране Сербии на Конституции и Мирославовом Евангелии, а теперь хочет «разграничений» внутри ее юридически закрепленных границ. Когда кто-то нарушает столько клятв, он может сказать, что угодно, в том числе, скажем, Владимиру Путину о том, что, скажем, Сербия не войдет в НАТО.

Наконец, третий вопрос, который касается существующей фазы переговоров о Косово. Этот вопрос, по сути, включает то, что обсуждалось выше. Следующая встреча Вучича и Тачи будет посвящена финальной теме всех предыдущих переговоров. Речь идет о подготовке к подписанию признания Косово Сербией. В последние два месяца СМИ юлят, называя этот подлинный финал «разграничением». Однако если на предстоящих переговорах оно станет темой обсуждения (а все говорит об этом), то основная цель будет заключаться именно в подписании юридически действительного договора о признании.

За этим, весьма вероятно, последует серия событий. Косово, теперь уже как полностью независимое государство, признанное Сербией, начнет скорейшими темпами формировать свои вооруженные силы. Таким образом, создадутся предпосылки для вступления Косово в НАТО. Это не только не помешает, но даже поможет албанцам продолжить расширять их запланированные границы, прежде всего, за счет оставшейся Сербии. У НАТО не будет причин, чтобы возражать против этого, в особенности, если Сербия продолжит придерживаться военного нейтралитета. Россия же не станет конфликтовать с Западом — может, только риторически — из-за такого развития событий, в первую очередь, потому, что Сербия сама признала Косово. Наконец, Сербии придется войти в НАТО, чтобы сохранить свои уже обкромсанные границы.

Я не знаю, предполагают ли в России подобный сценарий. Путин не поддержал политику «разграничения» Вучича, что предвещает конец игр официальной Сербии с Россией или их общего представления для сербской общественности. Как кажется, Россия слишком поздно сосредоточилась на своей важнейшей цели: Сербия не должна войти в НАТО. Я пишу «поздно», поскольку если события будут развиваться именно таким образом, Россия поплатится за то, что, много лет оказывая поддержку сербскому руководству, действовала против собственных интересов.

Однако больше всех потеряет сама Сербия, так как она окончательно утратит свою государственную независимость. Она встанет в один ряд с Черногорией, Албанией, Косово и Македонией и потянет за собой и Боснию и Герцеговину, превратившись, как и они, в маленькую и ничего не значащую колонию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.