Необходимо обсудить интерпретацию условий «передачи», уважать чувства народов РФ и Японии

Ёмиури симбун: Как вы воспринимаете отношения премьера Абэ и президента Путина?

Михаил Галузин: Главы обеих стран ведут конструктивный диалог на основе доверия. Они уже провели 24 встречи; только в этом году — четыре. Регулярные диалоги между лидерами наших стран являются движущей силой нынешних российско-японских отношений.

— В советско-японской декларации 1956 года, которая ляжет в основу переговоров, говорится о том, что после заключения мирного соглашения Японии будут переданы острова Хабомаи и Шикотан.

— Эта декларация была ратифицирована в соответствии с законами России и Японии. Этот документ представляет юридическую базу для отношений между двумя странами. Я думаю, это естественно, если он станет основой переговоров. В декларации указано, что Россия и Япония выходят из состояния войны и восстанавливают мир, а также добрососедские отношения. Если развивать переговоры по мирному договору на основе добрососедских отношений, это позитивно скажется на российско-японских связях в целом. Тем не менее нет никаких пояснений касательно слова «передача»: на каких условиях, каким способом, в какой форме. Необходимо обсуждать интерпретацию этого слова.

— Что будет в фокусе переговоров?

— Важно уважать чувства друг друга. Мы максимально уважаем чувства японского народа по поводу четырех островов: безвизовый обмен, посещение могил предков на самолете, безопасная деятельность японских рыболовных судов и так далее. Между тем у россиян также есть чувства. 27 миллионов человек пожертвовали собой ради победы во Второй мировой войне. Южные Курилы были переданы СССР на основе коалиционного соглашения. Я хочу, чтобы японский народ также уважал наши чувства. Кроме того, необходимо тщательно обсудить, какое влияние окажет японо-американский военный союз на соглашение, которое может быть достигнуто по итогам переговоров на основе совместной декларации.

— Позиция Японии такова: решить проблему суверенитета четырех островов и заключить мирный договор.

— В совместной декларации фигурируют только Хабомаи и Шикотан. Каким образом два острова можно интерпретировать как четыре?

— Премьер Абэ желает урегулировать эту проблему за три года оставшегося срока его полномочий.

— Я уважаю его желание. Тем не менее нам приходится обсуждать сложную и чувствительную проблему. Хорошо, если будут результаты за короткий период. Время покажет. Рискованно втискивать себя в нереальные сроки и действовать поспешно. Если не получится, придется объяснять это как внутри страны, так и на международной арене.

«Северные территории» и безопасность

Для России «северные территории» представляют большую ценность с точки зрения безопасности.

В Охотском море, которое обрамляют Курилы, а также Итуруп и Кунашир, развернуты российские атомные подводные лодки, оснащенные баллистическими ракетами. Для России это святыня с точки зрения стратегии в отношении США. Охотское море находится на Северном морском пути, который связывает Европу с Азией по кратчайшему маршруту, в связи с чем в последние годы его значимость возросла.

Россия серьезно обеспокоена тем, что в случае передачи островов Японии на них будут развернуты американские войска в соответствии с японо-американским соглашением в области безопасности.

Россия утверждает, что «северные территории» принадлежат России, основываясь на Ялтинском соглашении, которое в феврале 1945 года заключили США, Великобритания и СССР. Это — секретное соглашение, по которому было признано право СССР на Курилы и южный Сахалин.

В свою очередь, Япония представляет контраргументы: СССР незаконно захватил четыре острова после того, как Япония приняла Потсдамское соглашение; Ялтинское соглашение — это секретный договор, который никак не связывает Японию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.