К настоящему моменту большинство американцев знают о тесных и вызывающих тревогу связях между российскими олигархами и президентом страны Владимиром Путиным благодаря наплыву новостей и растущему списку санкций, направленных против них и их бизнес-империй.

Однако удивительно большое число уважаемых американских институтов, по всей видимости, не осознает этого. И среди них есть два заведения, с которыми связана я: Гудзонский институт и Гарвард.

Во вторник Чарльз Дэвидсон (Charles Davidson), основатель, директор и единственный спонсор проекта Kleptocracy Initiative при Гудзонском институте, объявил о том, что оставляет свой пост главы этого проекта, потому что на ежегодной торжественной церемонии Гудзонский институт принял пожертвование в размере 50 млн. долларов от Леонарда Блаватника (Leonard Blavatnik), родившегося в Советском Союзе гражданина Великобритании и Америки, который заработал свое состояние в 1990-х годах на бесцеремонных и беспорядочных приватизациях российских сырьевых ресурсов, а сейчас владеет — помимо всего прочего — концерном Warner Music Group.

«Российские клептократы вошли в список спонсоров Гудзонского института, — заявил г-н Дэвидсон в интервью изданию „Нью-Йорк пост" (New York Post). — Блаватник является именно тем, против чего борется Kleptocracy Initiative — против влияния путинских олигархов на политическую систему и общество Америки — а также воплощением коррупционных деловых практик и ценностей».

Источники в Гудзонском институте сообщили, что эта программа продолжит свое существование, но они не прокомментировали пожертвование Блаватника. (Обратите внимание: я являюсь приглашенным научным сотрудником Гудзонского института, но это неоплачиваемая должность, и я никогда не получала денег от института и не выполняла для него никакой работы.)

Слава г-на Блаватника в Гудзонском институте продлилась всего один вечер. Однако ему все же удалось вписать свое имя в историю Гарварда. 8 ноября Медицинская школа Гарварда объявила, что фонд Блаватника (Blavatnik Family Foundation) пообещал заведению 200 миллионов долларов на создание Института Блаватника (Blavatnik Institute) и лаборатории его имени (Blavatnik Harvard Life Lab). Напомню, что в 2013 году фонд г-на Блаватника выписал университету чек на 50 миллионов долларов.

Меня как выпускницу Гарварда все это приводит в ужас. Г-н Блаватник, который благодаря своему состоянию более чем в 20 миллиардов долларов является самым богатым человеком в Великобритании и занимает 29 место в списке самых богатых людей Америки, получал свой первый деловой опыт в алюминиевых войнах 1990-х годов вместе с Олегом Дерипаской и Романом Абрамовичем, по оценкам которого в те времена в этом бизнесе каждые три дня кого-то убивали. Вместе они приобрели империю, состоявшую из приватизированных энергетических и металлургических компаний, — зачастую по поразительно низким ценам.

Те и многие другие сделки подразумевали взаимодействие с людьми с сомнительным прошлым, тесные связи с Кремлем и коррупцию. Хотя сам г-н Блаватник не попал под действие американских санкций, многие из его партнеров, включая г-на Дерипаску, попали. Алюминиевый гигант «Русал», в котором он является крупным акционером, скоро столкнется с санкциями США. Такая же участь ожидает и энергетическую компанию «Роснефть», которая принадлежит российскому правительству и благодаря которой он тоже смог заработать миллионы долларов.

«Единая торговая компания», которой г-н Блаватник владел вместе с Виктором Вексельбергом — еще одним олигархом, попавшим под санкции США, — оказалась в центре его конфликта с российским правительством.

В 2004 году этим двум олигархам пришлось отдать «Единую торговую компанию» после того, как российские власти обвинили ее в антиконкурентных действиях. Тогда они продали свои доли трем другим связанным с Кремлем инвесторам — Дмитрию Пяткину, Александру Фрайману и Игорю Анненскому.

В 1996 году г-н Блаватник и г-н Вексельберг помогли основать «Сибирско-Уральскую алюминиевую компанию» (СУАЛ). Через эту компанию они сейчас владеют четвертью «Русала». Другим крупным акционером в «Русале» является группа г-на Дерипаски En+, которой принадлежит 48% акций.

Самая крупная сделка г-на Блаватника включала продажу его доли в российской нефтяной компании ТНК-BP «Роснефти» в марте 2013 года. Тогда он и его партнеры, включая г-на Вексельберга, вместе заработали 27,7 миллиарда долларов. Эта сделка была организована на высшем уровне российского руководства. С 2004 года «Роснефтью» управляет союзник г-на Путина Игорь Сечин, который прежде занимал пост вице-премьера.

Справедливости ради стоит отметить, то ни в США, ни в России г-на Блаватника не обвиняют ни в каких преступлениях. Но он, несомненно, является кремлевским инсайдером — человеком, который нажил огромное состояние, извлекая выгоду из своих политических связей с глубоко коррумпированным кругом олигархов и криминальным российским государством.

Г-н Блаватник имеет право тратить свои деньги так, как хочет. Но такие заведения, как Гудзонский институт и Гарвард, которые как минимум в теории должны выступать в поддержку этического стремления к знаниям, пятнают себя, принимая его деньги.

Принимая дары — особенно именные — от людей с сомнительными источниками доходов или тесными связями с деспотическими режимами, мы укрепляем убежденность в том, что грязные деньги можно обелить с помощью благотворительности. Какой урок это преподаст студентам Гарварда? Какой сигнал это отправит гражданам тех стран, которые страдают от клептократии и коррупции?

В Гарвардском парке есть ворота, которые украшает известная надпись: «Войди сюда, чтобы увеличить свои познания. И выйди, чтобы служить своей стране и своему роду».

Я до сих пор об этом помню. Интересно, помнит ли об этом Гарвард?

Энн Марлоуи — писательница и консультант, специализирующаяся на расследовании фактов коррупции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.