«Атлантико»: Один из членов правительства, недавно заявил следующее по поводу «Желтых жилетов»: «Мы проверяем, не стоит ли за некоторыми действиями Россия». Чем можно объяснить эту тревогу? Насколько вероятной кажется вам эта гипотеза?

Франсуа-Бернар Юиг: Это нелепое повторение ситуации с европейским центром EU DisinfoLab, когда «русских троллей» обвинили в искусственном раздувании дела Беналлы в «Твиттере». В нашей ситуации самый поразительный момент в том, что мы сейчас оказались в системе, где всем заправляют социальные сети. Как бы то ни было, дезинформация идет во всех направлениях, а конспирологические обвинения исходят в том числе от правительства и партии «Вперед, Республика». Приведу вам два примера. Прежде всего, госсекретарь министра образования и молодежи Габриэль Атталь (Gabriel Attal) распространял миф о том, что старшеклассники чуть не сожгли заживо директора, облив его бензином, хотя на самом деле там просто была толкучка, и на его рукав попало несколько капель бензина. Стоит также вспомнить о Наиме Мутшу (Naïma Moutchou), докладчице по закону о борьбе с «фейками», которая выложила снимок демонстранта из «Желтых жилетов» и заявила, что тот поднял руку в нацистском салюте, хотя на самом деле он демонстрировал римское приветствие со словами «Аве, Макрон».

В том, что среди демонстрантов гуляют слухи, нет ничего странного: разговоры о тайной полицейской агрессии ходили всегда. Мне вспоминаются фотографии с демонстраций мая 1968 года, когда люди вышли с плакатами «Где наши погибшие»: поговаривали, что полицейские убивали людей и прятали их трупы. Существование таких глупых историй среди демонстрантов, конечно, сложно назвать чем-то хорошим, но ничего необычного в этом тоже нет.

Здесь же мы видим, то часть политического класса (в частности макроновского) перенимает пришедшую из США (главным образом от околоклинтоновских демократов) конспирологическую схему с обвинением России (популистов, хакеров и т.д.) в попытках дестабилизировать демократию фальшивыми новостями, слухами и т.д. Все это становится продолжением волны обвинений в том, что это русские спровоцировали Брексит, добились избрания Трампа, устроили референдум в Каталонии и т.д.

— Если отстраниться от «руки Кремля», как объяснить тот факт, что за многими активными аккаунтами стоят «близкие к русофильской сфере» люди?

— Отрицать бессмысленно: в Санкт-Петербурге действительно существует «фабрика троллей», как отмечают свидетельства очевидцев на этот счет. Российские спецслужбы или связанные с Кремлем группы проводят вмешательства в социальных сетях иностранных государств и зачастую используют фальшивые аккаунты предположительных американцев или французов. Такая деятельность на самом деле существует, однако она не отличается ни размахом, ни эффективностью. В Америке было проведено множество исследований о роли соцсетей в избрании Дональда Трампа: все они пришли к выводу, что воздействие было крайне незначительным, и что слухи и теории заговора повлияли разве что на уже убежденных в этом людей. Напомним, что при Людовике XVI англичане провозили из Лондона в Париж в трюмах судов памфлеты о сексуальной жизни Марии-Антуанетты. Только вот причиной французской революции стали вовсе не они.

Поэтому нужно видеть разницу между реальностью вмешательства России (и «альтернативных правых» Бэннона) и гигантским мифом, который лишь подтверждает интеллектуальную неспособность анализировать политические ошибки.

Повторюсь, среди того, о чем говорят некоторые «Желтые жилеты», действительно есть ложные сведения. Тем не менее это затрагивает лишь и так уже убежденных людей, но французы вовсе не поэтому массово поддерживают движение. Эта поддержка — вовсе не плод манипуляций.

— Что можно сказать о разворачивающейся в соцсетях борьбе за влияние? В чем цель грубого распространения «фейков»?

— Здесь действительно существуют намеренно распространяемые фейки. Тому есть несколько объяснений. Первый уровень касается идеологического энтузиазма: человек готов верить любой теории заговора, если она соответствует тому, во что он уже и так верит. То, что «Желтые жилеты» с невысоким уровнем образования верят в нечто подобное, в некотором роде, простительно. Когда же речь заходит о госсекретарях из «нового мира», это вызывает тревогу.

С другой стороны, существуют более-менее терпимые государством группы активистов, которые занимаются распространением самой страшной грязи о ком-то, обвинений главы государства в связях с мафией и т.д. В этом нет ничего нового.

Второй тезис (он получил распространение в Министерстве иностранных дел) заключается в восприятии некоего иностранного стремления сеять смуту, распространять противоречивую информацию, чтобы подорвать дискредитировать системы и подорвать ее авторитет.

Дестабилизация противника встречается не только в политике, но и в экономике, где некоторые организации распространяют слухи о том или ином продукте… Это клевета, но такой подход возник очень давно. Ничего нового здесь нет. Разумеется, интернет придал всему необычайный размах, но есть здесь и хорошая новость: «фейки» очень быстро вылавливаются. Мне кажется, лучше всего в этом плане работает «Либерасьон»: ее сотрудникам уже удалось выявить немало фальшивых новостей. Кроме того, проверкой фактов занимаются порядка 150 НКО. Таким образом, вероятность того, что насквозь фальшивая и безумная новость не будет выявлена, крайне мала.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.