Общая картина

После обострения конфликта между ВМФ Украины и российской береговой охраной в Керченском проливе в ноябре 2018 года морская обстановка в этом районе остается напряженной. Россия препятствует свободе передвижения украинских судов в Азовском море. С Черным морем оно сообщается через Керченский пролив, который после аннексии Крыма в 2014 году фактически перешел под российский контроль.

После прошлогоднего противостояния в Керченском проливе между Россией и Украиной военные корабли НАТО двинулись в Черное море оказать Украине поддержку. Во время своего последнего захода в Черное море 19 января эсминец ВМФ США «Дональд Кук» посетил грузинский порт Батуми — не выходя из-под пристального наблюдения российских военных судов. В декабре этот регион посещало британское гидрографическое судно «Эхо». Британское военное присутствие в Черном море открыто увязалось с инцидентом в Керченском проливе, и министр обороны Великобритании Гэвин Уильямсон (Gavin Williamson) даже поднялся на борт украинского фрегата. НАТО последовательно проводила в регионе морские операции и раньше, однако ее визиты приобрели дополнительную значимость после разрыва отношений между Украиной и Россией в 2014 году. Недавнее же обострение означает, что Россия за заходами натовских судов следит внимательнее обычного.

Почему это важно

Ситуация в Черном море напоминает конфликт в Южно-Китайском море, где свободу навигации обеспечивают американские и британские суда. Заходы в Черное море перестали быть чисто символической демонстрацией поддержки Киева, перейдя на практический уровень — теперь это уже поддержка свободы украинского судоходства. Однако, в отличие от операций в Южно-Китайском море, корабли НАТО вряд ли напрямую бросят вызов российским ограничениям свободы судоходства, войдя в Азовское море сквозь Керченский пролив. Хотя Конвенция Монтрё о статусе проливов — а именно ею регулируется присутствие иностранных флотов в Черном море — технически этому не препятствует, такая операция в глубине региона, где господствует российский флот, сопровождается значительной тактической угрозой.

Конвенция Монтрё также строго ограничивает присутствие НАТО, накладывая жесткие рамки на количество военных кораблей нечерноморских государств и продолжительность их присутствия. Даже если принять во внимание значительный флот, которым располагает член НАТО Турция, возможности России проецировать значительные силы в черономорском бассейне посредством сухопутных ракетных систем и ВВС обеспечивают ей значительное преимущество. А ограниченная мощь украинских ВМС означает, что Черноморский флот России — несмотря на все свои проблемы — все же способен обеспечить и поддерживать превосходство в регионе, особенно в Азовском море.

Что будет дальше

Хотя НАТО ясно дала понять о своем намерении поддерживать Украину в том, что касается свободы судоходства в Керченском проливе и Азовском море, реальность такова, что практический исход во многом зависит от российской власти. Кремль действует все более напористо и наступательно, преследуя как гражданские, так и военные суда Украины, находящиеся в этом районе — и, не считая вооруженного столкновения, не так много возможностей воспрепятствовать России. Такое вооруженное столкновение для Украины и Запада вообще будет проходить с позиций слабости и сопровождаться огромным риском эскалации. Поэтому военно-морские силам странам НАТО придется в значительной степени ограничиться символическим присутствием в Черном море.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.