Россия вновь ворвалась на Ближний Восток в 2015 году, высокомерно придя на помощь разваливающемуся на тот момент режиму Башара Асада. Более трех лет спустя затруднительное положение России лучше всего можно изобразить, представив себе, как русский медведь едет на трехколесном велосипеде, жонглируя сталкивающимися интересами стран, чья очевидная непримиримость связана с отсутствием порядка, к которому они отчаянно стремятся.

«Прогнозы России относительно Сирии изначально были ошибочными, но военные убедили президента Путина, что это будет очень быстрая операция. Это многосторонний конфликт со сложным и непредсказуемым сценарием, и Москва не могла в нем не увязнуть», — рассказал бывший советник Кремля Александр Некрасов новостному агентству «Медиа Лайн» (The Media Line).

«Все это предприятие было удивительным, учитывая, что перед Путиным стоит другая гораздо большая проблема — в десятки раз большая — на Украине. Российская армия должна была вынести урок из своих войн в Афганистане и Чечне, что в Сирии она сражается против такого врага, над которым невозможно одержать окончательную победу. На данный момент нет никакого четкого плана, кроме как реагировать на инциденты, и попытаться сохранить лицо вопреки катастрофической ситуации».

Сложность российской дилеммы — то есть представляющегося невозможным поддержания равновесия — нашла на прошлой неделе выражение в череде событий, участниками которых стали все крупнейшие игроки в Сирии. Все началось в воскресенье, 27 января, когда иранские силы Кодс ответили на дневное нападение Израиля на Дамаск и прилегающие к нему области, направив мощную ракету на горнолыжный курорт на горе Хермон. Ракета была перехвачена «Железным куполом», а израильские вооруженные силы в ответ приступили к масштабной трансграничной операции, в рамках которой, по некоторым данным, было уничтожено более 30 целей и убито до 12 иранцев.

Столкновение произошло на фоне сообщений, что командующий силами Кодс Касем Сулеймани ранее в этом месяце посещал юг Сирии и, возможно, заранее планировал ракетную атаку. Это вызвало всеобщее удивление в израильском политическом и оборонном истеблишменте, учитывая, что Россия до этого взяла на себя обязательства препятствовать действиям иранских солдат и их шиитских подчиненных в пределах 97 километров от совместной границы.

Независимо от происходящего пресс-секретарь российского министерства иностранных дел немедленно заявила, что «практика произвольных ударов по территории суверенного государства должна быть прекращена». Посол России в Израиле выразил схожую позицию, предположив, что наблюдаемая в последнее время тактика Иерусалима по принятию на себя ответственности за удары по Сирии является политически мотивированной и связана с выборами 9 апреля.

Далее, выражая совершенно противоположную позицию, заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков гневно отверг предположение, что Москва является союзником Ирана. В интервью каналу «Си-эн-эн» (CNN) он также подчеркнул, что Кремль «ни в коем случае не недооценивает важность мер [читай: авиаударов], обеспечивающих очень прочную оборону государства Израиль», добавив, что поддержка Россией этой «приоритетной задачи» известна не только иранцам, но и Соединенным Штатам, Турции и сирийскому режиму.

Тем временем, пока разворачивались эти события, Путин принимал своего турецкого коллегу Реджепа Тайипа Эрдогана в Москве на фоне угроз Анкары уничтожить курдские подразделения Отрядов народной самообороны — наземных сил, несущих основную ответственность за разгром Исламского государства (запрещенная в РФ террористическая организация — прим. ред.). Сирийские курды, которых Эрдоган считает подразделением запрещенной в соседнем Ираке Рабочей партии Курдистана, получают поддержку со стороны Вашингтона, главного геополитического соперника России, который еще больше усложнил задачи Москвы, отказавшись от заявленного плана по полному выводу войск из Сирии.

Ситуация усугубляется тем, что провинцию Идлиб — которую возглавляемые Сирией силы пытались отвоевать, пока предположительно заключенное соглашение не превратило регион в «зону деэскалации» — почти полностью захватила связанная с Аль-Каидой (запрещенная в РФ организация — прим. ред.) коалиция Хайат Тахрир Аш-шам (организация является преемницей Джебхат ан-Нусры — запрещенной в РФ террористической организации), вновь создавая возможность очередного крупного противостояния в уязвимой зоне вдоль турецкой границы и прибрежной части алавитской цитадели Асада. Наконец, кошмарная для России неделя завершилась предупреждением Хассана Насраллы, возглавляющего базирующееся в Ливане иранское отделение Хезболлы, что его армия террора, части которой располагаются в Сирии, может приступить к военным ответам на авиаудары Израиля.

Несмотря на это затруднительное положение, некоторые наблюдатели до сих пор утверждают, что Россия соизмеряла свои силы и что относительно ограниченные военные ресурсы, инвестированные в Сирию, дали Кремлю возможность проецировать невероятный объем силы по всему миру.

«Цель России — стабилизировать режим Асада — была вполне успешно достигнута, и теперь она стремится расширить территорию, которую контролирует Дамаск. Тем временем Москва обеспечила доступ к тепловодному [военному] порту в Средиземном море и создала авиабазу в районе Латакии», — объяснил «Медиа Лайн» специалист по Ближнему Востоку Центра стратегических исследований Бегин-Садат Яаков Лаппин.

«Однако эта цель была достигнута путем сотрудничества с иранской осью, что начинает создавать проблемы. Интересы России начинают расходиться с интересами Тегерана, что нашло публичное выражение, в том числе, в заявлении заместителя министра иностранных дел о том, что Россия не является союзником [исламской республики]. Вытеснение Ирана из Сирии, возможно, является наиболее трудной задачей для России, потому что [муллы] не намерены покидать эту страну. Это также означает, что теневое противостояние между Израилем и Тегераном будет продолжаться, что может привести к серьезным последствиям».

Действительно, чреватое конфликтами статус кво, сохраняющееся в Сирии уже некоторое время, в любой момент способно дать трещину, и бремя ответственности за это ляжет в первую очередь на плечи России. Вне зависимости от результата Москва может на собственном горьком опыте убедиться в том, что всем давно уже было известно: а именно, что мир и спокойствие столь же чужды этому региону, как русский медведь в течение большей части последних сорока лет.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.