В понедельник в обеденное время захлопали пробки от шампанского в лондонских кабинетах российской компании, которая до прошлой недели находилась под контролем Олега Дерипаски.

Прошло менее суток с того момента, как США отменили санкции против трех связанных с российским олигархом компаний, а его бывший холдинг En+ уже разливал по бокалам игристое, чтобы утолить жажду измученного персонала и советников, расположившихся в офисе всего в нескольких метрах от Букингемского дворца.

Торжество устроил британский лорд и бывший специалист по маркетингу Грег Баркер (Greg Barker), который возглавил масштабную лоббистскую кампанию за отмену санкций. Она включала многомесячные и изнурительные переговоры, ибо закаленного ветерана российских алюминиевых войн 1990-х годов Дерипаску нужно было уговорить отказаться от контрольного пакета акций, а технократов из американского Министерства финансов убедить в целесообразности сделки.

«Это из ряда вон выходящее событие для российской компании, зарегистрированной на Лондонской бирже, — заявил в понедельник Баркер телеканалу „Блумберг". — Я не делаю вид, будто Дерипаска полностью удален из компании, но контроля он лишился».

Баркер кажется самым невероятным спасителем En+, которая является одной из крупнейших в России многопрофильных корпораций и холдинговой компанией «Русала», занимающего первое место по производству алюминия, если не считать Китай.

Бывший партнер фирмы по связям с общественностью «Брунсвик Групп» Баркер переехал в Россию в конце 1990-х годов, где начал работать на другого олигарха Романа Абрамовича, который позже купил футбольный клуб «Челси». Баркера взяли на работу в нефтяную компанию Абрамовича «Сибнефть» в качестве руководителя отдела по связям с зарубежными инвесторами. Произошло это примерно в то время, когда Абрамович объединил свои алюминиевые активы с активами Дерипаски, в результате чего на свет появился «Русал».

Алексей Фирсов, работавший в то время в «Сибнефти» директором по коммуникациям, отзывается о Баркере как о «мягком, спокойном, интеллигентном и корректном человеке».

«Он не проявлял высокомерия в отношении российского бизнеса. Он хорошо понимает логику российских бизнесменов, их образ мышления», — сказал Фирсов.

Спустя 20 лет Дерипаска по рекомендации компании Абрамовича назначил Баркера председателем En+, о чем рассказал один осведомленный источник. Эту должность он занял в октябре 2017 года, за несколько недель до выпуска акций компании на Лондонской бирже.

Помог и опыт работы Баркера в сфере экологии. Этот близкий союзник бывшего премьер-министра Британии Дэвида Кэмерона и член консервативной партии работал министром энергетики и климатических изменений. Компании Дерипаски, использующие в основном энергию гидроэлектростанций, рекламировали себя в качестве экологически чистых производителей в алюминиевой промышленности.

Какое-то время казалось, что должность Баркера во главе En+ чисто символическая. Дерипаске принадлежало более двух третей акций, а Баркер был одним из двух независимых директоров в совете из девяти человек.

Но в апреле Соединенные Штаты ввели санкции против Дерипаски, объяснив это его тесными связями с российским государством и утверждениями о том, что он «подкупил правительственного чиновника, заказал убийство бизнесмена и поддерживал связи с российской организованной криминальной группировкой». Дерипаска эти обвинения отрицает, называя их «совершенно беспочвенными, смехотворными и попросту абсурдными».

После введения санкций большинство связанных с компаниями Дерипаски иностранцев очень быстро уехали. А Баркер остался. После введения санкций он встречался с Дерипаской всего пару раз.

В понедельник Баркер заявил, что его убедили в этом люди, сказавшие: «Ты не можешь просто взять и выйти за дверь», подведя акционеров, которые несколькими месяцами ранее вложили свои деньги в первичное предложение акций En+.

«Ты должен быть абсолютно уверен, что сделал все возможное, чтобы спасти миноритарных акционеров», — заявили эти люди.

Тогда он нанял целую команду советников по финансовым и правовым вопросам и лоббистов, начиная с аристократического инвестиционного банка «Ротшильд и компания», и кончая лоббистской фирмой «Меркьюри». Они разработали серию мер, назвав ее «планом Баркера» и поставив перед собой цель убедить Министерство финансов отменить санкции против компаний Дерипаски, если российский олигарх откажется от контрольного пакета.

Однако в этом нужно было убедить не только Министерство финансов, но и Дерипаску. «Когда я начал эту работу, мне казалось, что человек, который стоял у штурвала этой компании, который создал ее и контролировал более 70%, ни за что не согласится стать миноритарным акционером», — вспоминал Баркер.

Вначале российский олигарх был против этой сделки, надеясь перенаправить продукцию «Русала» в Китай или заручиться поддержкой российского правительства. Но когда выяснилось, что эти надежды безосновательны, он неохотно согласился на жертвы, предложенные Баркером.

В Вашингтоне Баркер, работая вместе с лоббистом из «Меркьюри» и бывшим сенатором Дэвидом Виттером (David Vitter), скоординировал серию политических действий зарубежных государств против санкций. Объявленные санкции вызвали панику в Германии, Франции и Греции, чьи предприятия зависели от поставок российского алюминия, а также в Ирландии и на Ямайке, где у «Русала» есть свои заводы.

«Меркьюри» провела работу с представителями Франции, Австралии и Ирландии, которые написали соответствующие письма, о чем сообщил источник из американского Министерства юстиции. Фирма предупредила о печальных последствиях, которые будут неизбежны, если санкции не удастся отменить. Среди таких последствий лоббисты назвали национализацию En+ российским государством или ее продажу «китайским заинтересованным лицам».

В сентябре Баркер со своей командой переговорщиков практически вплотную подошел к заключению сделки с США. Однако переговоры затянулись, так как американские политики ждали результатов ноябрьских промежуточных выборов, не решаясь заключать договоренность.

Баркер челноком сновал между Лондоном, Вашингтоном и Москвой, отстаивая интересы En+, и это заметили его коллеги из британского парламента. Комиссар палаты лордов по стандартам начал против него расследование, подозревая Баркера в «нарушении кодекса личной чести, в оказании парламентских услуг и в платной лоббистской деятельности». Эта информация появилась на парламентском вебсайте.

Баркер утверждает, что поданная на него жалоба основана на газетной статье, где приведены неточные факты, и рассчитывает на то, что в ближайшее время следствие будет прекращено. Об этом рассказал человек, знакомый с его высказываниями.

Баркер наверняка обессилел после своей напряженной работы по заключению договоренности о снятии санкций, но он получит щедрое вознаграждение. По информации осведомленных источников, британскому пэру будет выплачен гонорар за успех его усилий по спасению российской компании.

Свой материал для статьи предоставили Гай Джонсон (Guy Johnson) и Стефани Бейкер (Stephanie Baker).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.