Лондон — Тереза Мэй вцепилась в кресло премьер-министра, ее соглашение об условиях выхода в крайне затруднительном положении, а Евросоюз не желает идти на уступки. Да, в покидающей ЕС Британии очередная кризисная неделя.

Но давайте будем откровенны: когда недели не были кризисными? Кризис был, когда переговорщики из Британии и ЕС спешили подписать соглашение в конце прошлого года. Потом снова наступила кризисная неделя, когда Мэй в этом месяце представила, наконец, свое соглашение в парламент. Да, а еще была «адская неделя», «адская неделя 2.0» и «чертовски адская неделя». Британские средства массовой информации уже регулярно описывают состояние дел в стране и ее политику такими словами, как «крах», «ужас» и «неразбериха».

Действительно, за два с половиной года после того, как британцы приняли на референдуме решение выйти из ЕС, определяющей чертой этого выхода стал политический хаос. В 2017 году состоялись внеочередные выборы, на которых Мэй и ее партия утратили правящее большинство, сделав авантюрную ставку на его расширение. В следующем году была нескончаемая череда тупиковых ситуаций на переговорах, отставки в кабинете и письма с выражением недоверия. 2019 год только начинается, но и он обещает стать таким же или еще более тревожным.

Все началось с того, что Мэй провела ранее отложенное голосование по соглашению с ЕС об условиях Брексита. Британские законодатели отвергли это соглашение рекордным большинством голосов. В нормальные времена это наверняка закончилось бы отставкой премьер-министра.

Но сейчас на дворе не нормальные времена, а Мэй — не какой-нибудь там обычный премьер-министр. Она пережила голосование о вотуме недоверия правительству, которое потребовала провести оппозиционная лейбористская партия. До этого было еще одно голосование по тому же вопросу, но его инициировали ее собственные коллеги-консерваторы.

Мэй выжила и продолжает существовать, не имея правящего большинства и полномочий для проведения своего соглашения через парламент. Это свидетельствует о том, что главные оппоненты ее сделки по Брекситу, в том числе бескомпромиссные сторонники Брексита из консервативной партии и их партнеры из Демократической юнионистской партии Северной Ирландии, готовы на многое пойти, лишь бы не допустить проведения всеобщих выборов. Сделка премьер-министра им не по душе, однако перспектива формирования лейбористского правительства под руководством Джереми Корбина нравится им еще меньше.

Это также свидетельствует о глубоком расколе в рядах законодателей в вопросе об условиях выхода Британии из ЕС, и даже о том, должен ли вообще такой выход состояться. Существующее парламентское большинство выступает против сделки Мэй (а ЕС заявляет, что будет рассматривать только это соглашение) и одновременно против выхода Британии из ЕС без сделки. Получается тупиковая ситуация, если Британия к 29 марта не выработает и не согласует альтернативный план.

Что же будет дальше? По правде говоря, этого не знает никто, и в первую очередь премьер-министр. После длившихся неделю переговоров с оппозиционными депутатами о следующих шагах правительства Мэй на прошлой неделе объявила свой план: вернуться в Брюссель и добиваться новых уступок. Предыдущий план Мэй был примерно такой же. Премьер-министр уже призывала ЕС внести поправки в соглашение, но ее призывы ни к чему не привели. Евросоюз недавно выступил с заявлением о своем несогласии вносить какие-либо изменения в соглашение о выходе.

В последние дни законодатели только и делают, что обсуждают поправки и вносят их в предложение Мэй, по которому на этой неделе состоится официальное голосование. Если они согласятся на ее план, тогда она вернется в Брюссель (правда, непонятно, чего она там добьется). Если нет, будут рассматриваться другие сценарии, которые кажутся невозможными, включая перенос сроков выхода и проведение второго референдума. Так что нас впереди ждут все новые и новые кризисные недели.

Одно можно сказать с полной определенностью: для Британии это будет далеко не последняя кризисная неделя. Но времени для них остается все меньше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.