Суть ультиматума крайне проста: либо Москва снимает с боевого дежурства и уничтожает ракету 9М729 (которая очевидно нарушает условия Договора о ракетах средней и меньшей дальности), либо США выходят из этого соглашения. Уже сейчас можно сказать, что Москва на уступки не пошла, а значит, у Вашингтона нет оснований не выполнить свою угрозу.

Держи нарушителя!

Подписанный в 1987 году между США и СССР Договор о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) запрещал обеим ядерным сверхдержавам обладать наземными ракетами радиусом действия от 500 до 5000 км.

Фактически, подписание этого договора вывело мир из состояния холодной войны, поскольку, с одной стороны, из Восточной Европы и Европейской части Советского Союза (прежде всего, речь шла об Украине, Белоруссии и балтийских республиках) были выведены советские ракеты СС-20, державшие на мушке всю европейскую часть НАТО. С другой — США вывели размещенные на территории Западной Европы ракеты «Першинг-2», а также крылатые ракеты «Томагавк» наземного базирования.

Но, начиная с 2010 года, стало ясно, что договор дает сбой. Американцы регулярно обвиняли россиян в нарушении договора о РСМД по разным пунктам, которые к 2017 году свелись к одному — развертыванию ракеты 9М729, создание которой, по мнению Вашингтона, противоречит духу договора. В ответ Москва уверяет, что ракета договору соответствует и ни разу не была испытана на запрещенные им дистанции.

При этом Россия выдвинула собственные обвинения в адрес американской стороны.

Во-первых, Москва настаивает на том, что пусковые установки европейской системы ПРО (размещенной ныне в Румынии и строящейся в Польше) Мк-41, при незначительной адаптации, могут быть использованы для запуска крылатой ракеты «Томагавк», которая, правда, ныне у американцев существует только в морской версии.

Во-вторых, по мнению россиян, некоторые вооруженные дроны США могут подпадать под ограничения ДРСМД. И, наконец, в-третьих, некоторые тренировочные цели для испытания американских систем ПРО также могут являться дестабилизирующим фактором.

Разумеется, США отвергают все эти обвинения, настаивая на их натянутости и голословности, что, в общем-то, недалеко от истины, поскольку без соответствующих, пусть и незначительных, доработок американского вооружения ни один из пунктов российских обвинений не может быть рассмотрен в качестве конкретного доказательства нарушения ДРСМД.

А вот Москва уже развернула 9М729, что стало непреложным доказательством нарушения ДРСМД. И хотя в РФ утверждают, что ракету никогда не испытывали на радиус более 480 км, в США уже заявили, что имеют доказательства того, что ее параметры все же нарушают договор.

Сегодняшние события подтвердили твердость американской позиции: отказаться от денонсации договора только в том случае, если РФ уничтожит или свернет новую ракету. В свою очередь выход из соглашения позволит и самим США возобновить производство ракет с таким радиусом действия.

И вот тут возникает вопрос: какова позиция европейских членов НАТО, которые в случае «смерти» договора окажутся перед выбором, предоставлять ли свою территории для размещения американских ракет средней и меньшей дальности?

Расколотая Европа

В целом государства НАТО можно разделить на две группы: страны-критики и страны — сторонники действий США. К критикам относятся наиболее крупные и независимые европейские игроки, а именно Германия и Франция. В частности, первой реакцией на заявление Трампа о выходе из ДРСМД отличился немецкий министр иностранных дел Хайко Маас, который заявил, что невзирая на вызывающее поведение РФ, выход США из договора станет ошибкой, которая приведет к самому нежелательному для Германии последствию: гонке вооружений в Европе. Не менее категоричен был и президент Франции Эммануель Макрон, отметивший договор как важнейший элемент стратегической стабильности, которому Париж по-прежнему привержен.

Что касается сторонников ультиматума, то их аргументы в основном сводятся к тому, что на современном этапе Россия понимает лишь язык жесткой силы, и убедить Москву поменять позицию по РСМД способно лишь жесткое давление. Лагерь сторонников возглавил основной союзник США в Европе — Великобритания. В разговоре с Трампом британский министр обороны Гэвин Уильямсон отметил, что Россия давно устроила из договора посмешище. С такой оценкой, в частности, солидарны в Польше и Латвии.

Что касается позиции НАТО как организации, то ее можно связать с заявлением генерального секретаря Йенса Столтенберга, который, реагируя на комментарий о скором конце ДРСМД, отметил, что НАТО «не намерена размещать новые ядерные ракеты в Европе». Впрочем, заявление это весьма адекватно отражает опасения альянса. Стремление некоторых стран-членов НАТО разместить на своей территории новые американские ракеты очевидно вступит в противоречие с позицией Германии и Франции, что в перспективе может посеять новый раздор в рядах членов НАТО.

А что же Украина?

Представители украинской власти тему «смерти» ДРСМД старались не замечать. Единственным заявлением на эту тему можно считать твит министра иностранных дел Павла Климкина, где он отметил, что «с пониманием относится» к угрозе США выйти из договора о РСМД. «России дают знать, что «гибридное» невыполнение ею своих обязательств не будет больше поощряться. Архитектура стратегической стабильности должна быть прозрачной, честной и эффективной», — резюмирует Климкин.

Украина поддерживает метод жесткого давления на Россию. Однако готов ли Киев адекватно реагировать на гибель ДРСМД? Это важно хотя бы потому, что Киев, наряду с Москвой и Вашингтоном, является правонаследником договора.

То есть, в случае краха ДРСМД, мы могли бы (предварительно договорившись с США) проигнорировать договоренности в рамках ассоциации Режима контроля ракетных технологий (РКРТ), по которым мы не производим ракеты с радиусом действия более 500 км — и, воскресив традиции отечественной оборонки, начать производство ракет, крайне необходимых для обеспечения эффективного сдерживания России.

Впрочем, ряд последствий могут оказаться куда менее положительными для Украины. Хотя бы потому, что после гибели ДРСМД и полноценной гонки вооружений в Европе давление РФ может усилиться.

С одной стороны, Москву явно беспокоит угроза размещения ракет на территории Украины, с другой — она ищет плацдармы для размещения своих ракет (пусть не на Украине, но рядом с нами), создав тем самым инструмент противодействия европейской ПРО.

Это крайние сценарии, однако и «средний» вариант может грозить непривлекательными для Украины последствиями. Полномасштабная гонка вооружений может превратить Украину в некий буфер между Россией и НАТО, что противоречит основной цели нашей внешней политики — интеграции в евроатлантические структуры.

И напоследок вопрос: есть ли у Киева стратегия, как воспользоваться возникшими после краха ДРСМД возможностями, а главное — минимизировать новые риски? Согласно тексту договора, он прекращает действие спустя шесть месяцев после официального уведомления одной из сторон о выходе.

А это означает, что и у Киева еще есть полгода для ответа на поставленные вопросы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.